Встретил недавно однокурсницу Киру.

Встретил недавно однокурсницу Киру. Постояли, поговорили, обсудили однокашников и Кира рассказала мне про своего сыночка Шуню. Шуня студент, учится на кинооператора, но честное слово, после

Постояли, поговорили, обсудили однокашников и Кира рассказала мне про своего сыночка Шуню.
Шуня студент, учится на кинооператора, но честное слово, после того, что я про него услышал, понял – никакой он не «Шуня» (как зовет его мама) и даже не Миша, а как минимум Михал Михалыч. Парень далеко пойдет, мозг у него шевелится как у Остапа Бендера в молодые годы. Но обо всем по порядку:

Одна, совсем не бедная московская семья (папа мама и семнадцатилетняя дочка) улетела на противоположный край земли, погрузилась там на шикарный пароход, величиной с Кутузовский проспект и отправилась в круиз по Карибскому морю. Флорида- Венесуэла-Панама и даже, не побоюсь этого слова, Гондурас.
Первый класс, двухэтажная каюта, вышколенный персонал в фирменных рубашечках, а главное – ни одного русского до самого горизонта. Красотища.
И вот, незаметно подошел последний вечер, завтра конец маршрута и домой. В дверь каюты вежливо постучали, папа открыл, на пороге стоял стюард с большим фотоаппаратом и что-то вежливо гундосил:
— «Гургур барбар окей»
Папа с мамой по английски понимали только «окей» и всегда звали на помощь дочку (спец школа – два языка)
Папа:
— Катюша! Тут пришел один, иди послушай — чего хочет
Подошла Катя:
— «Гурбар, баргур». Папа, он фотограф и предлагает сделать большие фотки на память о круизе. Кстати, ты узнаешь его Это тот самый мальчик, который был пиратом на Экваторе, он нас еще в плен брал.
— Ну, да, вроде он, спроси «почем»
— «Баргур Гурбар». Говорит, что бесплатно – это входит в стоимость тура.
— Тогда какие вопросы Конечно пофоткаемся. Скажи ему пусть подождет, я должен в туалете посидеть, живот что-то от этих жуков крутит. Только про туалет не говори, скажи, что переоденемся и выйдем.

Фотограф таскал семью по всему пароходу, выискивал самые выигрышные фоны и закуточки, даже с капитаном удалось сфоткаться, но вот солнце окончательно село и на прощание парень сказал:
— «Гурбар, баргур», что означало напишите на этом бланке свой адрес, ваши фотографии мы отправим по почте.

Папа крутил носом, мол, чего тянуть Может быть сразу отдаст, а то жди их потом целый месяц. Но фотограф через Катю объяснил, что фотографии будут большие, да еще и в красивых рамках и в чемоданах они просто помнутся. Не переживайте, наша почта работает очень-очень быстро, моргнуть не успеете. Так что все будет О.К.
На том и порешили.

Двое суток спустя, когда уставшая, но загоревшая и довольная семья только вернулась из лета в осеннюю Москву и распаковывала чемоданы, в дверь позвонили.
Папа открыл не глядя и чуть не вскрикнул от неожиданности: на пороге стоял тот самый фотограф в фирменной белой рубашечке, он протянул большой конверт и вежливо произнес:

 

— Гурбар, баргур…
— Катя! Мать! Идите скорей сюда! Тут этот, с парохода, почту привез! Нихера себе у них сервис!

Подошла ошарашенная Катя с мамой и пока они формулировали свой вопрос, фотограф с Карибского моря, вдруг, перешел на чистейший русский язык:

— Здравствуйте, Катерина, и вы, уважаемые родители, извините за мой маленький розыгрыш, но мне очень хотелось еще раз увидеть вашу дочь. Меня зовут Михаил, я студент и летом подрабатываю на «круизниках».

Смех – смехом, но за смелость и креатив, Мишу не спустили с лестницы, а даже наоборот, налили ему чаю с малиновым вареньем и отложив не разобранные чемоданы, все вместе сели разглядывать огромные фотографии из толстого пакета.

Загадывать пока рано, но спустя несколько месяцев, можно сказать, что у Миши с Катей все идет неплохо. Даже, вроде бы, Новый Год будут вместе встречать…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *