Сила искусства.

Сила искусства. Стою, жду автобус. Осень поздняя на дворе, а я что-то выскочил с утра, не подумав. Накинул какую-то полупердень, типа ветровки, и за целый день озяб. Ну и эта остановка

Стою, жду автобус. Осень поздняя на дворе, а я что-то выскочил с утра, не подумав. Накинул какую-то полупердень, типа ветровки, и за целый день озяб. Ну и эта остановка автобусная тоже не располагает к теплу. Ветер ещё поддувает…
Стою, призываю богов общественного транспорта. Тут подходит девушка. Я, думал, просто мимо идёт. Почему так думал… Как вам сказать… Ну, не ездят такие на автобусах! Одно слово — фотомодель. Не её эта референтная группа. Но она мимо не прошла, а встала рядом, да так, чтобы мной от ветра прикрыться. На остановке боковые стекляшки разбиты, у нас же на заработки люди культурные приезжают в город, вот и продувает навылет, как в чистом поле.
— Давно автобус ждёте — она меня спрашивает пухлыми губами.
Я шмыгнул носом, и кивнул. Это должно было означать, что давно.
— Такси вызовите. — предложил я.
— Это вы мне советуете — она изогнула свои брови двумя коромыслами.
Действительно, с какого такого перепугу я советы раздаю Если такой умный, чего я сам такси не вызову
— Я поняла… — вдруг она продолжила, — Вы энергетический вампир. Вы из людей энергию высасываете.
Я невольно посмотрел на её губы.
— Не думаю. — говорю.
Но она решила не сдаваться:
— А как это со стороны выглядит Вот я стою на остановке, а вы подходите рядом и эмоционально меня начинаете опустошать.
— Вообще-то это вы ко мне подошли.
Она долго и внимательно осмотрела меня снизу вверх:
— Вы точно вампир.
И отвернулась.
Я стоял обескураженный. В полном смешении чувств. Во первых я ем чеснок, а значит точно не вампир. Солнечный свет для меня не представляет угрозы, хотя загорать бесцельно на пляже не люблю. Скорее всего она просто находится под воздействием медицинских препаратов, вот и несёт околесицу. Или у неё на почве фитнеса и зож совсем крыша потекла.
Девушка подёрнула плечами от холода, потом опять обернулась на меня:
— Прекратите это делать!
— Да что я делаю то — я даже немного возмутился.
— Не надо прикидываться, мужчина.
— Вы уж определитесь, вампир я, или мужчина…
— Одно другому не мешает… — оттопырила она нижнюю губу и опять уничижительно осмотрела меня на этот раз от головы до ног.
Ладно, думаю, что с неё болезной взять… Пусть сходит с ума. Автобус бы быстрее приехал, а там мне всё равно — сяду как можно дальше.
К остановке не спеша приблизилась старушка. Маленькая, в пальто, цвета болотной растительности, в чуднОм каракулевом берете.
— Не приближайтесь к нему, он вампир. — предупредила её губастая девушка.
Старушка покосилась сначала на неё, потом на меня. Я пожал плечами. Старушка прижала к груди ручки сумочки и отошла на два шага.
Я посмотрел в серое небо, как на что то спасительное. Даже подумал, может, пешком, до следующей остановки Но тут из за поворота вывернул автобус.
Я дождался, пока девушка усядется, а сам в противоположный конец пошёл. Сел, прикрыл глаза и начал подрёмывать.
Чувствую, кто то елозит рядом. Ещё сквозь сон мысль — пустой автобус, нет, кому-то приспичило рядом усесться. Открываю один глаз — ба, знакомые всё лица…
— Что вам надо — тут уж не до этикета. Опять эта губастая…
— А я вам сейчас специально буду мешать спать.
Я попытался встать, чтобы пересесть, но она вцепилась в ручку кресла перед собой, чтобы я не смог выбраться.
— У вас проблемы, дамочка.
— Мнение вампиров меня не интересует!
Я хотел резко ответить, но взял себя в руки, как говорят — овладел собой.
Вспомнил вдруг такую историю:
Рядом с домом открылся бар. Я пару раз зашёл, так ничего особенного, плюс, что рядом с домом совсем. Познакомился с хозяйкой, хорошая тётка, но в том, как вести бизнес — понимания ноль. И стал я захаживать на регулярной основе. И как не зайду — новый бармен. Спрашиваю у неё, зачем ты их меняешь так часто А бармены, скажу правду — никакие. Причём, что мужики, что бабы…
Не найти, говорит, нормального. Ну и где-то, на пятнадцатом товарище, я плюнул и перестал заходить. Нет ощущения локалпаба. Души нет в заведении. Ну какая тут стабильность, когда бармены как генсеки после Брежнева меняются И как-то месяца два спустя, забежал. За стойкой молодой парень, и видно сразу, что он на своём месте. Всё у него и наливается само, и взгляд лихой и придурковатый… Я выпил кружку, поговорил… Парень просто светится чистым безумием, но при этом естественно.
К чему я всё это рассказываю Может губастая эта просто не на своём месте Если не создана ты для автобуса, то выноси таксистам мозги. Не надо в чужой ареол обитания лезть. С такими губами в нашей пищевой цепочке делать нечего.
Решил я молчать и не обращать внимания. Ехать мне до кольца, так что по-любому она раньше выйдет. Опять прилёг на стекло и глаза закрыл.
Кстати бармена того уволили. Словил он белку и шваброй подметал улицу в пять утра, пока его так, со шваброй в руках, не приняли менты.
Автобус приятно покачивался при движении, печка грела, что твоё пекло, я опять стал засыпать.
— Не делайте вид, что меня нет. — раздался ненавистный голос.
Я продолжал сохранять спокойствие.
— Вам не удастся игнорировать меня. Вы хотите уйти от ответственности, вы хуже вампира, вы как Понтий Пилат!
Господи ты Боже! Да когда ж она угомонится Где я так нагрешил, что теперь мне эти мучения
— Я знаю, что я сделаю! — и девушка, дождавшись, пока я открою глаза и посмотрю на неё, победно выдала:
— Я буду пердеть!
— Будете, что — переспросил я, подумав, что ослышался.
— Пердеть буду. — повторила она и напряглась.
— Вы, нормальная
— Не мешайте… — выдавила она сквозь зубы.
— Вы, что, уже пердите
— Пытаюсь… А вы мешаете… Не говорите под руку!
— Осторожнее, не переборщите, а то обосрётесь ненароком от чрезмерного рвения…
Надо было как-то выбираться из этой западни.
Я опять предпринял попытку к бегству, но прозорливая пердящая попутчица упреждающе вцепилась в спинку кресла и выпучила глаза. Ситуация становилась критической.
Но тут в автобус вошли контролёры. Вот уж не думал, что обрадуюсь этим ничтожным людям…
— Ваши проездные документы.
Я посмотрел на парочку вопрошающих как на спасителей.
— У меня нет.
— Тогда надо оформлять штраф.
— Отведите меня в участок.
Парочка контролёров переглянулась.
— А ваши – спросили они после паузы мою попутчицу.
— А у меня тоже нет. И меня отведите вместе с ним.
Стоящая рядом кондуктор ничего не понимая смотрела попеременно то на меня то на неё. Наконец не выдержала:
— Что вы баламутите людей Покупали они билеты! Нечего мне тут устраивать выходки.
Контролёры опять переглянулись и на этот раз пауза была дольше:
— Так есть билеты или нет
Я пожал плечами:
— Я же сказал, что нет.
— Но вот же человек говорит, что покупали!
— Покупал. – согласился я, — Но потерял. Я — растяпа.
— А я, — влезла губастая любительница попердеть в общественном транспорте, — А я тоже потеряла!
Контролёры в замешательств посмотрели на кондуктора:
— Они действительно обои обилечены
Та кивнула с достоинством человека которому поручена ответственная миссия.
— Что вы нам морочите голову Показывайте немедленно билеты! – взвилась контролёрша женской внешности.
Лучше бы она этого не делала. Я и так сегодня замёрз, потом, эта полоумная мне нервы раздёргала, а теперь ещё какое-то наделённое минимальной властью ничтожество повышает на меня голос…
— Орите дома на холодильник. Я вам сказал, что билета нет, так что либо ведите меня в отделение, либо проходите мимо, если кроме как орать, у вас ничего в штанах нет.
Повисла тишина… и тут моя соседка громко пёрднула.
— И меня ведите! – крикнула она, победно вздёрнув над головой руки.
Это был шанс. Воспользовавшись всеобщим стазисом, я быстро вскочил, и пулей бросился к дверям — те как раз закрывались. Я успел выпрыгнуть в последнее мгновение. Стоя на остановке я провожал взглядом этот безумный автобус. Губастая мадам что-то кричала мне своим рыбьим ртом.
Я ей помахал рукой.

До дома было далеко, и чтобы не искушать судьбу я решил воспользоваться метро. Может быть под землёй будет спокойнее…
Когда уже совсем было собрался зайти на станцию, неожиданно понял, что не помешает немного выпить. Чего-чего, а маленьких заведений у метро всегда в избытке. Заказал стакан глинтвейна и сел в углу за единственный свободный столик. В голове звенело от пережитой кутерьмы. Горячий напиток быстро вернул мне хорошее настроение. Я витал в мыслях и совсем не заметил как ко мне подошла девушка со стаканом глинтвейна в одной руке и со скрипичным футляром в другой.
— Можно присесть у вас
Я автоматически осмотрел помещение — все столики заняты…
— Да, конечно… Почему нет
— Спасибо! Я вижу, что вы глинтвейн пьёте, вот и решила к вам. Вы тоже замёрзли
— Уже не так сильно. В большей степени я тут по другой причине.
— Кого то ждёте
— Я тут в некотором роде из-за Понтия Пилата…
— Надо же…
Она положила футляр на широкий подоконник. Поставила на стол стакан. Сняла берет и размотала бесконечный шарф. Сложила всё рядом со скрипкой. Расстегнула короткое пальто и присела, сразу обхватив напиток двумя руками.
— Какой он горячий…
Осторожно, боясь обжечься, попробовала.
— И вкусный…
А потом широко улыбнулась.
— Играете — я посмотрел на скрипку.
— В Мариинке. Как раз еду, сегодня ТОска.
Я понимающе кивнул:
— ТОска не для всех. — вспомнил я фразу из фильма.
Собственно на этом мои познания в опере заканчивались.
— Хотите, я вас проведу на концерт
Сегодняшний день просто фонтанировал сюрпризами… Я не то что в опере, я в театре то был когда в школе учился. И то в кукольном. Надо было как-то выбираться и из этой ситуации…
— Ещё глинтвейн — предложил я новой знакомой.
— Давайте. — она махнула рукой.
Давно подмечено — после стакана глинтвейна девушка начинает превращаться в тёплое и пушистое создание, а уж после двух стаканов…
— Ну, так как Идёте
— Боюсь не осилю. — попытался аккуратно съехать, я. — Там же часа на три.
Нам принесли ещё по стакану и девушка быстро допила предыдущий. Я немного захмелел и позволил себе внимательно присмотреться к ней. Видно, что творческий человек. Про таких говорят — с прибабахом. Но очень симпатичная. И губы естественные…
Тут я сообразил, что так и не представился.
— Федя.
— Катя.
Мы пожали руки.
— Вы не опоздаете
— Нет. Ещё куча времени.
— А репетировать не надо
— Я вас умоляю… Сто раз уже играно-переиграно…
Я позавидовал такой уверенности. Скрипка инструмент для сильных духом, не иначе. Жаль я не приобщился к смычку в беззаботные детские годы. Был бы сейчас каким-нибудь директором дирекции или замминистра тяжёлой промышленности.
Мы продолжили мило трепаться о всякой ерунде. Так, за разговорами бахнули ещё по стаканчику, потом ещё. Момент, когда всё можно было остановить, пролетел как пуля. Я с Катей напились, как дураки на свадьбе. Далее урывками я помню, как мы громко смеялись, ловили такси, по дороге пели песни и опять смеялись. В себя я пришёл перед входом в театр, но ситуация уже контролировалась кем-то сверху. Катя растворилась в среде таких же как она, музыкантов, а я вдруг остался совсем один, в заполненном под завязку людьми, зале. Помню, подумал ещё с тоской, зачем же я так напился…
А потом началась опера и мои страдания одновременно. Что сказать… ТОска не для всех. Зато Катя блистала! Мне было отлично видно как она машет смычком, словно казак в лихой кавалерийской атаке. Даже дирижёр не-нет да и помахал своей бузинной палочкой в её сторону. На втором часу у меня началось похмелье. В голове завёлся бронетанковый корпус и начал манёвры. Стало не до Кати, самому бы выжить. В антрактах бегал пил воду, тем и спасался. В самом конце я уже откровенно страдал. Потом зажёгся свет, все хлопали, кричали положенное “браво”…
Я дождался Катю на своём балкончике. Она вбежала раскрасневшаяся, с футляром на плече:
— Ты слышал как я играла Я теперь первая скрипка! — выпалила она сходу и икнула. Видно было, что девчонка ещё на порядочной кочерге.
Я поздравил её от души, вдруг, обнял, прямо с футляром, и поцеловал.

 

В такси недостатка не было. Быстро прыгнув в ближайшую машину мы поехали ко мне.
Надо сказать, что с этого дня оперу я полюбил.

© Свешников А.Н.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *