Я сидел тогда на парковке, в уголке, специально оборудованном для таких курильщиков, как я. Две скамейки, три мусорных ведра, ограда от парковочных мест.

Я сидел тогда на парковке, в уголке, специально оборудованном для таких курильщиков, как я. Две скамейки, три мусорных ведра, ограда от парковочных мест. Холодный воздух обращался облачком

Холодный воздух обращался облачком белого пара, смешивающегося с табачным дымом. Я мрачно оглядывал морозную, серую, грязную парковку, сжимая слегка подмерзшими пальцами тлеющую сигарету. Впереди были еще десять часов работы, которую совсем не хотелось выполнять.
— Извините. Сигаретки не будет – раздался вдруг голос со второй скамейки. Я повернулся, машинально окидывая взглядом женщину лет сорока. Быть может, меньше – это было неясно из-за опухшего лица, общей потрепанности. – Просто я живу на улице… — она развела руки в стороны, как бы извиняясь еще и жестами.
— Пожалуйста, — я протянул ей сигарету, выуженную из пачки.
Отвернулся, вновь скользя взглядом по ряду автомобилей, рискуя забыть этот момент уже через пару минут.
— А вы мышей не боитесь – неожиданно вновь раздался тот же голос. Я заинтересованно повернулся, успев уловить, как из оттопыренного кармана курточки вылезла на свет совсем крохотная светлая мышка.
— Нет, — все же ответил я, впервые за эти минуты улыбнувшись.
— Хотите погладить – женщина подхватила рукой мышонка, как-то нежно перехватывая животное под брюшко.
Я машинально протянул руку, уже через миг ощутив биение крохотного сердечка. Это я, конечно, утрирую, ощущал ладонью я скорее крохотные коготки на лапках и часто вздымающиеся бока, пока мышь ловила носом запахи в морозном воздухе. Удивительно, но она совсем не боялась, и словно и не мерзла — никакой предвещающей это дрожи не ощущалось.
— А у меня только старая крысявка дома, — зачем-то сказал я, наблюдая за тем, как мышь безбоязненно обвисает в руках хозяйки, чтобы через миг уже вновь сновать по ее курточке.
— Я хотела крысу, но хватило только на нее… — женщина улыбается, не мешая мыши сновать там, где ей хочется. – Только сегодня купила, и вот видите, как привязалась уже…
Пожав плечами и бережно ссыпав мышку в карман, женщина поднялась, кивком попрощалась, и удалилась вглубь парковки.
Я вновь остался один на скамейке. На серой, грязной парковке. На которой вдруг стало чуть-чуть теплей и светлей.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *