Страшная сказка (Пятничная рассказявка №301)

Страшная сказка (Пятничная рассказявка №301) — Что-то ты мне не нравишься. Мать пристально окинула дочь взглядом. — Дай-ка лоб пощупаю. — Ну, мам! Не слушая возражений, мать притянула к себе

— Что-то ты мне не нравишься.
Мать пристально окинула дочь взглядом.
— Дай-ка лоб пощупаю.
— Ну, мам!
Не слушая возражений, мать притянула к себе девушку и приложилась губами ко лбу. Взяла в ладони лицо дочери и заглянула в глаза. Голубая радужка была прочерчена жёлтыми прожилками, зрачки большие, словно от настойки белладонны, казались тёмными дырами, а белки оплели красные корни вздувшихся сосудиков.
— Так я знала. И опять не вовремя! Думала, ты еще неделю продержишься.
Дочь сделала жалостливое лицо, словно извиняясь.
— Собирайся.
В большую корзину мать сложила кусок вяленого мяса, десяток пирожков, бутылку с молоком и мешочек с хрустящими сухими стеблями зверобоя.
— Бегом к бабке. Посидишь у неё в этот раз. Пока приступ не пройдет, даже не думай возвращаться. Поняла
Девушка согласно кивнула, скорчив грустную рожицу. Только в глазах плясали довольные огоньки.
— И смотри мне! — мать погрозила ей пальцем. — Не уматывай старушку. Она уже не в том возрасте, чтобы за тобой бегать как угорелая.
Женщина чмокнула дочь в щеку и обняла, прижав к груди. Отстранилась и накинула на голову дочери красный капюшон.
— Ну, мам!
— Не мамкай мне! Знаешь же правило. Хочешь, чтобы тебя Старый Хрыч отчитывал
— Ладно….
— Всё, поторопись. А то стемнеет скоро.
Мать ещё постояла, смотря вслед фигурке, уходящей в сторону темного леса, скрутила пальцы в фигуру от сглаза и пошла обратно в дом.

— Привет! Что ты делаешь здесь в такое время
Он встретил незнакомку на тропинке посреди леса. Любая девушка её возраста испугалась бы, когда дорогу преградил здоровенный седой мужик, с двумя рукоятками мечей за спиной. Но только не она.
— Здесь может быть опасно.
Мужчина старался говорить дружелюбно, но девушке, кажется, было всё равно. Покрасневшие, как от долгого плача, глаза смотрели отстранённо и холодно.
— Куда ты идёшь Скоро станет совсем темно, заблудишься.
— Я к бабушке. Вот пирожки несу. Тут рядом.
Девушка облизнула пересохшие губы и, чуть откинув красный капюшон, провела тыльной стороной ладони по лбу, стирая капельки пота, словно вокруг был не прохладный осенний вечер, а летний жаркий полдень.
— Может, тебя проводить Тут, говорят, оборотни водятся.
— Не надо, — голос стал резкий, лающий, — я сама.
— Как хочешь.
Мужчина отступил с тропы и шутливо поклонился, пропуская девушку. Она коротко кивнула и быстрым шагом пошла прочь, оставляя за собой шлейф запахов зверобоя и жимолости.
Он чуть постоял, раздумывая, а затем двинулся вслед за странной незнакомкой.

Тропинка и правда вывела к аккуратному домику. Седому показалось, что в дверь юркнула серая волчья тень, несущая что-то в зубах. Он прибавил шаг и, подойдя к двери, коротко постучал.
— Заходи, — отозвался каркающий старушечий голос, — дёрни за веревочку, дверь и откроется.
Дёрнув, как было сказано, мужчина вошел. За столом сидела старуха, морщинистая и дряхлая, в чёрном траурном платье и красном капоре. Рядом, с ужасом уставившись на вошедшего, застыла статуей девушка в красном капюшоне.
— Кто ты, добрый юноша
Бабка расплылась в улыбке, показывая желтые, но крепкие не по годам зубы.
— Ведьмак я, бабушка.
— Хто
— Охотник на нечисть.
— Да ты шо! Неужто в нашем лесу кто завелся
— Оборотень, говорят.
— Эт кто так брешет Отродясь тут не водилось никакой дряни.
— Дровосеки, — пожал плечами седой, — те, что у Серой речки лес рубят.
Старуха скривилась, как от уксуса.
— Брешут. Эти ироды только и могут, — бабка сбилась и пристально обвела гостя взглядом, — чаю хочешь Устал с дороги
— Не откажусь.
Услышав ответ ведьмака, внучка хозяйки побледнела и спрятала руки за спину.
— Садись, садись. Сам себе наливай, вон только что заварила. Уж не обессудь, не настоящий. Так, травки всякие, что сама насобирала.
“Чай” пах зверобоем, жимолостью и еще десятком лесных запахов.
— Оборотни, говоришь
Старуха смотрела насмешливо, крутя в руках пустую чашку.
— Угу.
Ведьмак мимоходом окинул комнату взглядом и задержался на портрете на стене. Из тёмной рамы угрюмо смотрел мужчина в красном колпаке и длинным кинжалом в руках. Заметив интерес гостя, бабка хихикнула.
— Муж мой, покойный. Красная стража, может, слышал До капитана дослужился. Ох, и любил выпить подлец. Может, и пожил бы еще, если бы не злоупотреблял.
Ведьмак залпом допил кипяток из кружки, показавшийся сейчас ледяным, и встал, собираясь уходить.
— Спасибо за гостеприимство. Скорее всего, тут и правда нет никаких оборотней. Так и передать лесорубам
Взгляд старухи стал из насмешливого суровым.
— Пусть не переходят Серую речку, тогда и оборотни мерещиться не будут. А коли будут лес валить за ней — сами виноваты. Места там дикие, волков много.
Седой кивнул и вышел. Закрывая дверь, он услышал, как облегченно вздыхает девица.

 

Ночевать ведьмак устроился под старым дубом. Смотря в огонь, охотник на нечисть корил себя последними словами. Как можно было брать заказ у лесорубов Ведь именно из этих мест набиралась Красная стража — телохранители князя Дивьежского и мастера лесной войны, наводившая ужас своими засадами, ночными вылазками и беспрецедентной жестокостью. Их символами были красные шапероны и знамя, с которого скалил пасть красноглазый волк. По углам шептались, что они оборотни, взятые князем под руку в обмен на кровавую клятву верности.
Ведьмак поёжился. С одним оборотнем он бы справился. Даже с двумя, если это старая волчица и щенок. Но что делать со сворой, которая бросится в погоню Да и за что их убивать Легче объяснить дровосекам, что пересекать границу древнего леса смертельно опасно. И что не надо цепляться к местным, носящим на голове красные головные уборы, родовой знак местного клана оборотней.
Показалось, из дальних кустов на него смотрят две пары жёлтых волчьих глаз. Мгновение, и они бесшумно исчезли. Мужчина завернулся в плащ и прикрыл глаза. Рукоять серебряного меча холодила ладонь, охраняя засыпающего хозяина.
Он проснулся с рассветом. Рыхлый серый туман плыл над поляной. Рядом с потухшим костром стояла корзинка, где под вышитым платком прятались пирожки с капустой. А рядом лежал пучок зверобоя — лучшего зелья, чтобы отпугнуть оборотня. Или облегчить приступ наследственной ликантропии у девушки, ещё не умеющей её контролировать.

автор «Котобус» Горбов

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *