Не выпускайте дракона без намордника

 

Не выпускайте дракона без намордника Я еще вспомнила историю про этих страшных зверей - кур. А ведь я одну, точнее одного – соседского петуха, боялась в детстве, как огня… Почему эта перьевая

Я еще вспомнила историю про этих страшных зверей — кур. А ведь я одну, точнее одного – соседского петуха, боялась в детстве, как огня…

Почему эта перьевая подушка на куриных лапках, эта какатрица из мифов и легенд, этот недоделанный василиск меня не взлюбил – загадка. Но здоровый, рыже-красный петушара, с завалившимся набок толстым гребнем и невероятно длинными шпорами, гулял там, где пролегала тропинка к моим детским радостям – сливам, воинской части, продолжению любимой дождевой ямы. И стоило мне появиться на горизонте, как это бульонное мясо отрывалось от поиска червячков и зернышек, поднимало свою голову с мелкими и злыми глазками, напрягалось, всматриваясь в мою фигуру – а то что ли эта она, та маленькая девочка, которая не даст мне трындюлей, в отличие от большинства взрослых или более сильных людей, за которой можно побегать и, убедившись, что это я, он, как нетерпеливая лошадь, два раза взрывал землю своими когтями и, расправив крылья, с клекотом мчался на меня в атаку.

Он казался мне диким и страшным драконом, разве что огнем не плевался, хотя его рыжий цвет, при подлете ко мне напоминал об огненном шаре, несущемся сжечь меня на месте, оставив от меня кучку пепла, которую развеет ветром и никто обо мне не вспомнит в этом бренном мире. Мне не помогала ни хворостина, ни даже однажды прихваченный на всякий случай веник, ни топанье ногой, ни крики, ни стоны, ни мольбы. Перьевая торпеда, вытянув шею и целясь в меня, летела, не замечая ничего вокруг. Его злобные глазенки наливались кровью, перья взъерошивались, упавший гребешок восставал, как флаг на поле боя, а шпоры затачивались прямо на лету.

Я убегала, пряталась, потом пыталась обойти его стороной, но он все равно, как собака, которая чует врага издалека, всегда поворачивал голову в ту сторону, где я кралась, пытаясь слиться с растительностью и было заметно, как он мысленно рисовал на моем бедном тельце круги мишени. Все было тщетно – гребень наливался, шпоры натачивались…

Но однажды эта сволочь-таки ошиблась. Может у него была мигрень, может червяк попался кислый, может курица какая голову задурила, а может просто не дала ему с утра, но он перепутал меня с девочкой, которая приехала с родителями к нам на отдых и жила у нашей соседки в доме напротив. Девочка вышла погулять, направилась к той самой тропинке и вдруг эта петушара, по-другому и не скажешь, торпедировала бедного ребенка, да так сильно, что девочка упала, а он, этот перьевой монстр, продолжал топтаться по ней, клюя ее в голову и раздирая платьице своими шпорами.

 

На крики девочки на улицу вылетел ее отец, увидел картину и вложил всю свою мужскую силу в смачный, крепкий и мощный пендель по петушиной вражеской тушке. Петя со скоростью пули, с хрипом и моментально опустившимся гребнем, без помощи крыльев полетел в заросли сливы, где и повис бездыханным тельцем прямо на ветках. Далее был скандал – хозяйка петуха орала, что птичку загубили, папаша хотел и ей отвесить пендаля, за то, что выпустила такую зверюгу без намордника, благо девочка особо не пострадала – испугалась, получила пару царапин, да платье кое-где порвалось.

Зато я ликовала – дорога к радостям моего детства была свободна, дракон повержен, а мужик стал моим личным рыцарем, я ему даже, под видом проведать девочку, натаскала разных фруктов и мидий, а также вызывалась быть их гидом по местным окрестностям и пляжам, чему они были несказанно рады.

Спустя годы с той самой хозяйкой этого петухозверя был еще один конфликт, можно сказать неожиданная месть, за мои детские страдания, но это уже совсем другая история…

Автор: Таких баб не бывает

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *