Помню, идет дождь

 

В Питере оно часто. Стою мокну, пытаюсь в какоето строение телом вдавиться. Майка к сиськам прилипла, с волос ниагарские водопады, туфельки липко чпокают ад. И проститутка рядом стоит, одними дорогами ходим. В руке зонт кособокий, с моей стороны спицы торчат, тоже мало помогает. Я кошусь на неё приветливо, мол, прояви сочувствие, дуралошадь. Пусти под грибок. А она презрительно на меня так смотрит, типа за конкурентку приняла. Потом ничего, рассмотрела подробнее, разулыбалась. Я спрашиваю: пристроюсь Тушь ведь в глаза, одесское производство, ослепну щас нахуй! И она, знаете, нормальная баба оказалась, добрая. Пачку гондонов из сумки достает и один мне щедро протягивает. На, говорит, надуй и на харю натяни. И пошла под зонтом по лужам, виляя леопардовым тазом. Я тот гондон берегу с тех пор. Сентиментальная ценность. Про добро, про Питер, про женскую взаимовыручку.Alena Chornobay

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *