Это очень необычный сад.

 

Это очень необычный сад. В первую очередь в глаза бросается многообразие флоры - берёзы, дубы, ели, осины, сосны, каштаны, клёны, тополя, акации, липы, самые различные фруктовые деревья,

В первую очередь в глаза бросается многообразие флоры — берёзы, дубы, ели, осины, сосны, каштаны, клёны, тополя, акации, липы, самые различные фруктовые деревья, множество видов кустарников — сирень, калина, жасмин, барбарис, туя, облепиха… Большинства названий зелёных обитателей этого насаждения среднестатистический человек даже не знает.
Во-вторых, здесь очень ухоженно и чисто. Будто бы за каждым деревом следят по отдельности — да так оно и есть на самом деле — несмотря на то, что сад просто огромный. Нигде нет валяющихся веток и, тем более, мусора. Под некоторыми деревьями стоят аккуратные лавочки или скамеечки, где-то цветут яркие цветы, где-то древесные стволы обвивают лианы, а где-то просто зеленет газонная травка.
В-третьих, расположение деревьев в этом саду также необычно. Самые старые, почти вековые, находятся в центре. Тут атмосфера практически дикой природы — густые чащобы, заросшие тропы. Чем ближе к краю, тем деревья становятся моложе, а на самой окраине растёт свежепосаженный молодняк.
Здесь много птиц, белок, ежей и прочей мелкой лесной живности. И здесь всегда много людей. Особенно в молодой зоне сада. Вот пара молодожёнов, взявшись за руки, стоит у маленького ясеня, который, кажется, был посажен всего несколько дней назад. У девушки в глазах стоят слёзы, парень хмур и неподвижен. Вот седовласый старичок легонько постукивает тростью по стволу молодой рябины и тяжело вздыхает. А вот мужчина, с лицом светлым, но печальным, нежно касается рукой трёхлетней ивы и тихонько шепчет: «Привет, любимая»…
Это очень необычный сад. Священный.
Этот сад — кладбище.
Когда-то давно люди поняли, что постоянно растущие территории, покрытые гранитными плитами и пластмассовыми цветами — не лучший вариант хранить память об ушедших близких. Тогда был предложен проект «Сад». Покойного клали в быстроразлагающийся биогроб, зарывали в землю, а над местом захоронения родные вкапывали однолетний саженец любого понравившегося дерева или куста (позже многие сами заранее стали выбирать представителя флоры, который в будущем должен был стать их надгробием). В саженец вшивался микрочип, который, взаимодействуя со смартфоном, выдавал любому желающему информацию об умершем — все его фото, видео, странички в соцсетях, всю историю жизни и его послание живым, если он таковое завещал.
Так мёртвые оживали. Их энергия, их души становились частью Сада, частью деревьев, частью нового бытия. Из тьмы подземного мрака зеленью листвы они тянулись вверх, к небу, впитывая солнечный свет и бриллианты дождевых капель, храня в себе память для живущих и являясь для них ярким напоминанием о вечном круговороте жизни, о её металичностном бессмертии.
Виталий Комендантов

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *