Ад небесный

 

Ад небесный Самолёт до Лондона вылетел не по расписанию. Опаздывал на четыре часа из-за погодных условий. Небесная канцелярия решила, что в Москве всем просто необходим снег, да такой, чтобы

Самолёт до Лондона вылетел не по расписанию. Опаздывал на четыре часа из-за погодных условий.
Небесная канцелярия решила, что в Москве всем просто необходим снег, да такой, чтобы чистить его пришлось как можно дольше. Всю ночь снегопад закрывал вид из окна переливающимися в свете фонарей плотными шторами, утром он немного утих, но в аэропорт я всё-таки выехал пораньше, боясь опоздать на рейс из-за пробок на дорогах.
Успел вовремя, с досадой обнаружив, что рейс задерживается на час.
Не буду рассказывать, как мучительно тянулось время, как откладывали мой полёт снова и снова.
Наконец-то объявили посадку.
«This is some kind of hell, my dear»*, — твердила пожилая англичанка, разговаривая по телефону, едва мы вошли в салон, и она уселась в кресло. Быстро объяснив, что мы скоро взлетаем, дама тут же сбросила звонок, очевидно, из экономии. Тем более что чуть позже всё равно попросили телефоны отключить.
В результате почти через пять часов положенного по расписанию времени, мы, наконец-то, оказались в воздухе.
Стюардессы мило улыбались, извиняясь за задержку, впрочем, девушек за это никто и не винил, ведь погода от степени их обаяния не зависит.
Когда авиалайнер поднялся на максимальную высоту, нам сообщили, что полёт проходит нормально, за окном жуткая холодина и до земли очень далеко. Всё это в цифрах, конечно же, которые моментально покинули мой уставший от утомительных часов, проведённых в аэропорту, организм.
А через несколько минут началось такое, чего мне не забыть никогда, да и не объяснить тоже.
Сначала все услышали стоны, которые приближались сплошным гулом, как лавина. Пассажиры засуетились, начали смотреть по сторонам и в иллюминаторы, не понимая причину звуков. Потом послышались крики, казалось, мы очутились в огромной пыточной. Множество людей молили о помощи на разных языках.
Я отчётливо слышал, как какая-то женщина кричала Джону, в надежде, что тот услышит, чтобы он забрал из тайника в подвале деньги на обучение Майкла, которые она там хранила. При этом голос её звучал так надрывно и отчаянно, словно ей в этот момент иголки под ногти втыкали.
В салоне началась паника. Стюардессы просили соблюдать спокойствие, несли полную ахинею про то, что это кто-то включил фильм ужасов, случайно попав на волну громкой связи их самолёта.
Но глаза у девчонок выдавали, им было очень страшно, хотя на мгновение всё же удалось успокоить людей.
Мужчина, сидящий в конце салона, громко ругаясь, пытался встать, но складывалось впечатление, что его что-то держит, наверное, он забыл отстегнуть ремень безопасности.
Закончилось всё так же моментально, как и началось.
Совершенно спокойные стюардессы, дежурно улыбаясь, предлагали напитки, и журналы.
Я оглянулся. Мужчина, минуту назад пытавшийся вскочить с кресла, мирно спал, заботливо прикрытый пледом.
Люди вели себя так, словно ничего не произошло.
«Неужели мне всё это померещилось Не может быть, чтобы сознание моё сыграло такую странную шутку», — подумал я.
Но, факт оставался фактом.
Однако, я заметил, что одна из стюардесс тоже была напугана. Её отпаивали валерьянкой и в салон она больше не вышла.
Я обратился к одной из проходящих мимо стюардесс, спросив, что произошло с той милой девушкой.
Получив расплывчатый ответ про переутомление и стресс, понял, что пережил странное явление не я один. Она тоже это слышала, но, как и я, не забыла. Наша память оказалась более цепкой, чем у остальных. Я не смог запомнить температуру за бортом и высоту, зато не в силах забыть то, что должен был.
После того, как мы приземлились, я подошёл к той напуганной девушке.
— Только никому не говорите,- умоляла она.
Меня спишут, скажут, что сумасшедшая. Работы в городке, где я жила, нет. Мы с мамой там свою квартиру сдаём, а в Подмосковье снимаем, доплачиваем, конечно.
Я разведена, сыну четыре. Алименты -минималка, бывший договорился у себя на работе, чтобы весь заработок не показывали, вот и получаю на ребёнка гроши.
Спасибо устроиться помогла знакомая по переписке. Несколько языков знаю, и выгляжу неплохо, вот и взяли. У меня к языкам талант.
Пришлось паспорт терять,

чтобы там записи о сыне не было, позже вписала, когда устроилась. Он с мамой, конечно, но могли с ребёнком не взять, перестраховалась.
За полтора года такое, как сегодня, только дважды произошло, и каждый раз кто-то умирал. Сегодня- мужчина. Мы от него соседа отсадили, а его прикрыли пледом, словно спящего, чтобы паники не было. Он, бедняга, пытался уйти со своего кресла, вы понимаете когда, но его не отпустили.
— Кто не отпустил- поинтересовался я.
— Не знаю. Но держали, я видела, — печально ответила она. — Пришлось сказать девчонкам, что недавно умер мой брат, вот на покойников так и реагирую. Они не помнят того, что мы с вами, потому поверили. Посочувствовали. Братьев у меня нет, но ведь об этом никто не знает. Хорошо, что вы сегодня подошли. В прошлый раз я одна помнила, думала, что с ума схожу. Тогда тоже на ходу врала, что же было делать
— А не боитесь Вдруг в следующий раз ваша очередь
— Боюсь, но выбора у меня нет. Столько на другой работе мне не заработать. Умирают люди в любом месте, можно просто не проснуться утром. Поэтому…
Стюардесса вздохнула и замолчала.
«А ведь она права, никто не знает, где и когда. Все, как слепые ходим, ничего не видим, ничего не знаем. Приоткрылась нам какая-то часть неведомого, а мы случайно запомнили, что это меняет», — подумал я.
На том мы и разошлись.
Я пожелал ей удачи и отправился по своим делам, а она через какое-то время улетела обратно в Москву.
Буду честен, долго ещё не мог летать самолётами. Всё-таки женщины, очевидно, стрессоустойчивее мужчин. И теперь, думая про Рай или Ад, я смотрю в небо, потому что, возможно, они там находятся друг с другом рядышком.

 

Лана Лэнц

*Это какой-то ад, мой дорогой (англ.)

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *