Старая знакомая

 

Старая знакомая Впервые я встретил Её в 9 лет, когда играл с пацанами в салки на строительных плитах. Горбатая старуха, сидевшая на скамейке вдалеке, подозвала меня мягким жестом. Через пустырь,

Впервые я встретил Её в 9 лет, когда играл с пацанами в салки на строительных плитах. Горбатая старуха, сидевшая на скамейке вдалеке, подозвала меня мягким жестом. Через пустырь, поросший травой до пояса, было идти метров 300, но тогда я ни на миг не задумался о том, зачем иду.
— Дружков этих брось, — прошептали сухие губы, — или пеняй на себя, касатик.

Отчего-то я прислушался, хоть пацаны и были мне дороги. Сидя дома за уроками на 6 этаже, я приглядывал за ними в окно. Стопки старых плит лежали прямо за моим домом. Четыре мальчишечьи фигуры в ярких куртках скакали там, не касаясь земли. Некоторые плиты пошатывались, другие осыпались. Самая высокая стопка достигала 3 метров или около того. Дурацкая опасная игра, но мне хотелось быть с ними.

Едва я отворачивался — снизу доносились крики и смех. Снова приходилось смотреть в окно, чтобы не упустить чего-то важного. Так я промучился около получаса, пока не сделал русский язык. И к тому моменту, когда я стал одеваться, чтобы выйти в сентябрьский вечер, сухая старуха успела стереться из детской памяти.

Тогда-то и погиб Васёк. Снизу прилетел очередной ребячий крик и я, продевая руки в свитер, подскочил к окну: три фигуры стояли недвижимо, четвёртая лежала у подножия самой высокой стопки, неестественно искривившись, в поблекшей куртке.

Глупые дети. За лето каждый из нас падал с плит по несколько раз. Плевали мы на это. Вася, самый весёлый и курчавый, видимо, первым растерял все дарованные шансы. Или… невольно я вгляделся в бледный маленький труп и представил себя.

Потом я перевёл взгляд и увидел омерзительную картину, заставившую шевелиться волосы на моей голове. Через пустырь к пацанам бежала старуха в чёрном. Задрав юбку, она мелькала сквозь осеннюю траву белёсыми коленками. Что-то ужасное и неотвратимое виделось в этом движении. Тогда я попытался высунуться в окно и крикнуть, но в горле сжался гнетущий комок.

Старуха пронеслась над телом Васи, на ходу вырвав душу цепкими руками, а затем зыркнула в сторону моего окна. Похоже, больше никто её не видел. Сухие губы дёрнулись в улыбке.

Ещё долго Смерть не являлась мне.

В 19 лет я встретил первую любовь. Инну. Не слишком рано. В этом возрасте любовью сносит крышу от кажущегося беспредельным ожидания. И я утонул весь. Выпал из жизни на 2 года. Друзья, учёба, работа… даже сама жизнь — казались незначительными.

Думать только о ней. Быть её частью.

— Алло, я не приду.
— Что случилось Заболела
— Для тебя: умерла…

Умерла. Люди часто памятуют смерть для какой-то образности или в шутку. Она добавила меня во все мыслимые чёрные списки. Наверно, мы слишком часто ругались, и ей надоело. Тогда не верилось, что любовь может быть короче жизни. Я решил бороться. Ждал у подъезда. Приходил и стоял, чтобы только увидеть её глаза. Спросить: «Что со мной не так!»

Тогда Смерть повстречалась мне вновь.

На третий день моих дежурств, наконец, появилась Инна под руку с новым парнем. Я увидел, что в них больше нет любви. В её глазах, застланных желанием новой плоти. Руки мои дрожали и потели, но я встал на пути этой парочки:
— Привет!

Они замерли, сцепившись бледными ладонями. Инна спросила:
— Нафига пришёл — и повседневное тряхнула прядью. Её новый парень вдумчиво перебирал что-то в кармане.

— Поговорить хо… — за три дня я столько фраз придумал, чтобы держаться убедительно. Но… странная вещь. В чертах Инны проскользнула старуха из детства. Моя бывшая вдруг постарела лет на 40. Сухие губы прошелестели:
— Оставь!

Я открыл рот, но гнетущий комок страха не дал вздохнуть.

— Слыхал, олень! — уточнил новый парень. Они обогнули меня и зашли в подъезд. Через год этот паренёк выбросился из окна 7 этажа. Старуха забрала его душу на моих глазах. Видимо, ей нравилось делать это в моём присутствии.

Я всё ещё страдал тогда. Даже спустя год после расставания случались вечера, которые я простаивал у дома Инны, скуривая сигареты пачками, теша свою никчёмность.

Однажды туда забрела старуха, вроде как в поисках бутылок или какой-то пропажи. Она была не так стара, как та Смерть, что я встретил в детстве. У неё отсутствовал горб, и лицо было не таким сухим. В общем, моя Смерть помолодела так, что не узнать. Я стоял-курил и наблюдал за её хождениями.

На 7 этаже распахнулось окно, выпустив звуки ругани. В этот момент Смерть ещё больше приосанилась и уставилась вверх. Парень, стоявший в проёме окна, что-то раздражённо бормотнул и тут же сиганул вниз. На руки к смерти. Она бережно поймала его душу ещё до того, как тело расплющило об асфальт. Смелая кончина.

 

Гул тишины. Его расколол безобразный крик Инны. Из окна ей был виден только изуродованный труп парня-наркомана, словившего неудачный приход. Я стоял с сигаретой, скрытый деревьями. Наблюдал, как молодящаяся старуха, убаюкивает душу на руках.

Впоследствии я встречал Её намного чаще. Или, возможно, я стал чаще Её узнавать, убедившись, что Смерть вечно бродит неподалёку. В какой-то момент я даже поймал себя на том, что ищу её жадный взгляд в сутолоке метро.

В 27 лет я заговорил с Ней сам. Тогда, сидя на лавке в аэропорту, она походила на мою пенсионерку-мать:
— Здравствуйте, хорошо выглядите, — подсел я к ней.

Она моложаво хихикнула:
— Езжай домой, милок…
— Но… у меня билеты в Тайланд…

Смерть весело отмахнулась, а меня окликнула моя будущая жена:
— Пойдём! Нашу посадку объявили!

С каждым годом следовать советам смерти становилось всё сложнее. Общественные правила. Чем старше ты становишься — тем больше утрамбовываешься в рамки системы.

— Ещё слетаем в Тай, а сейчас домой, Оль.
— Что! Ты пошутил! — разумеется, ей было сложно понять.
— Нет… но объяснить не смогу. Просто поверь.

Олино лицо отразило раздражение и недоверие. Но что-то внутри неё заставило послушаться меня. Может быть, то, из-за чего люди женятся. А может, ей тоже встречалась смерть. Она сидела, как лунатик рядом со мной в такси и бездумно перечисляла:

— Путёвка, отпуск, море, пляж, Белый Будда, кошелёк из питона, вечера в обнимку у заката. Ещё слетаем, Оль!

В этот момент небо завыло. Стоявшие в пробке люди, выглянули в окна, чтобы увидеть Её. В числе прочих был и я. Этот спектакль Она устроила для всех. Гудящий самолёт падал вниз, разрезая облака чёрным шрамом дымной турбины.

Спустя месяц по телевизору разбирали происшествие. Я ничего не мог понять, а только смотрел на лицо телеведущей, в котором угадывались знакомые черты моей вечно молодящейся спутницы.

Я избежал попадания в Клуб 27 и проскочил Есенинскую осень. Но эта навязчивость Смерти так утомляет.

Мне 33 и, кажется, я алкоголик. В последнее время я столько пил, что даже не помню, где моя жена и ребёнок. Какого пола мой ребёнок! Господи, я не знаю. Мне всюду мерещится смерть. Я вижу Её даже в воспоминаниях. Она всюду! И я хочу, чтобы люди, которые всё ещё считают меня близким — поняли мой шаг! Потому что так больше невозможно!

И ещё… сегодня утром. Я увидел свою сильно помолодевшую Смерть. Я бы даже сказал, что это было дитя! Видимо, мои вечные нервы и пьянки, и… вся эта офисная рутина так омолодили Её. Но самое главное, что её держала за руку другая, незнакомая мне улыбчивая женщина.

— Кто ты Почему я не видел тебя раньше — при взгляде на неё хотелось радоваться. Мне даже захотелось обнять Её и не отпускать. Я сразу понял, что это была Моя Жизнь. Грустно улыбнувшись, она ответила:
— Раньше я была в тебе. Как же меня увидишь Ведь, ты искал Смерть. Так вот она. Хочет к тебе на ручки. Бери.

И я увидел, как жадно смотрит на меня девочка Смерть. Теперь она угрюмо молчала и хотела меня, как капризный ребёнок хочет конфету с верхней полки. Сейчас, когда я пишу это, она стоит рядом и наблюдает за моими никчёмными приготовлениями. Перед смертью не надышишься…

И, встав на подоконник, я вот, что подумал. Не нужно бегать от смерти или её искать. Как и лучшей жизни. Всё это всегда с нами. Кто-то скажет, что легко рассуждать о высоких материях, стоя на подоконнике. Да. Так и есть. Затем я сюда и залез. На свой мысленный подоконник перед пропастью. Выпил чашку чая и нарёк себя алкоголиком. Не видел беременную жену полчаса и решил, что потерял навсегда. Это легко представить, потому что никто не застрахован от таких потерь.

Стоя здесь, я решил, что неплохо бы научиться жить так, будто жизнь вот-вот покинет тебя, а вместо неё потянется смерть. Сколько плохих событий должно произойти в жизни потерянного человека, чтобы он научился жить

Не знаю. Пока я стоял на подоконнике — у меня не произошло ни одного, кроме тех, что придуманы на бумаге. Затем, поразмыслив, я шагнул.

Обратно в комнату.

Моя Смерть разом состарилась. А Жизнь… её так и не видно. Она пока во мне.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *