— Это дискриминация

 

- Это дискриминация возмущался Онотолей.- Требую соблюдения прав! У нас прогрессивное котосообщество! Его, Мишеньку и Ебобошу погрузили в клетях на заднее сидение, а Диктатора взяли на руки. - У

возмущался Онотолей.- Требую соблюдения прав! У нас прогрессивное котосообщество! Его, Мишеньку и Ебобошу погрузили в клетях на заднее сидение, а Диктатора взяли на руки.
— У меня все в порядке, не ори, — ответил Котожопа, — я страдаю за свой народ, то есть за вас. Кто-то же должен указать двуногим верный путь, пока вы тут за решетками сидите.
— Вагон столыпинский, кругом решеточки! запел старичок-Ебобошенька.
-Прощайте, мыши! всхлипнул Мишенька. Надеюсь, за зиму ваша популяция возрастет, и вам понадобится помощь в естественном отборе.
-Поехали, — проскрипел придавленный клетями дед.
Муж-святой чилавек мысленно перекрестился. Диктатор возопил и ломанулся в окно. Но был схвачен и усажен на ручки.
-Не бойся, малыш, — курлыкала я, — смотри в окошко, там красиво. Кто мой хороший мальчик Кто мамин любимый Монечка
Машина тронулась. Котожопа напрягся, вытянулся в струну, издал булькающий, словно поцелуй вантуза , звук, и блеванул в услужливо подставленные ладони мои.
-Отлично, — сказал святой чилавек, — может, он сразу и обосрется, чтоб два раза не вставать
-Всему свое время, — в испуганных глазах мальчика Мони мелькнула ухмылка Диктатора.
Ехали в тишине. Котожопа на моих коленях расслабился, перестал дрожать и задремал, убаюканный нежным почесыванием. Подведомственный народ последовал примеру своего предводителя.
-Видите, — говорю, — как все хорошо и благостно. Никто не орет, не беспокоится. Надо быть внимательней к ближнему своему. Индивидуальный подход
Диктатор завозился, выгнулся вопросительным знаком и шумно облегчился на мои колени.
-Ебтвоюмать,- съехал на обочину святой чилавек.
Проезжающие мимо граждане могли видеть двух людей, поливающих из бутылки хвостовую часть крупного серого кота. Головная же часть этого самого кота орала дурниною, заглушая дорожно-транспортные шумы. Глаза у всех участников действа были охуевшие, а лица перекошены страданием и сдерживаемыми рвотными позывами.
В машине мирно спали дед, Мишенька, Онотолей и Ебобошенька.
А так-то нормально доехали. Хорошо даже. Тихо и спокойно. В следующий раз надо просто надеть на Диктатора подгузник. Мыть жопу коту на обочине дороги посреди бескрайних просторов родины то еще удовольствие.
© Лилу Деймон

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *