В родильном отделении, где работала Людмила, обычно лежало не более пяти женщин

 

И происходили здесь странные вещи. Слухи об этом ходили давно. Женщины, рожавшие здесь, рассказывали, что иногда по ночам они слышали детский плач. Плач новорожденного ребенка, приглушенный, жалобный, обрывался так же внезапно, как и начинался. Сначала думали, что плачет кто-то из маленьких, но когда медсестра заходила в детскую — все малыши спали. Плач слышали даже тогда, когда никого из детей вообще в отделении не было. Однажды там во время родов умерли роженица и ребёнок. Случай сам по себе, конечно, трагический. Однако эта смерть, точнее то, что последовало за ней, долго будоражило умы работников родильного отделения.
Кровать, на которой умерла роженица, обладала среди пациенток дурной славой. Лежавшая на ней женщина дольше поправлялась, часто у нее бывали осложнения. Некоторые пациентки рассказывали о ночных кошмарах, им казалось, что их душат. Одна даже поведала, что в первую ночь после родов проснулась от холодного прикосновения к ногам. Женщина поджала под себя ноги и натянула одеяло. Вдруг за него кто-то потащил. Женщина закричала. На крик прибежала акушерка, включила свет — ничего и никого. Медики, естественно, в подобную чертовщину не верили.
Когда Людмила только начала работать, ничего подобного в родильном отделении не происходило. Однако через некоторое время она стала свидетельницей события, которое в корне изменило ее восприятие жизни.
Вечером 15 января 1999 года она заступила на дежурство. К полуночи прилегла на кушетку в детской. Внезапно ее разбудил плач ребенка. Людмила посмотрела на ребятишек — все мирно посапывали в своих маленьких кроватках. Она снова легла и задремала, но сквозь сон услышала, что один из малышей заплакал.
«Людмила открыла глаза и оцепенела от ужаса. Возле кроватки мальчика стояла незнакомая женщина в длинной белой рубахе, с темными распущенными волосами. Она не стояла даже, а как-то парила в нескольких сантиметрах от пола, вокруг нее был какой-то бело-голубой слегка светящийся ореол. Женщина смотрела на ребенка. Он вдруг опять заплакал, и Людмила услышала едва различимую колыбельную. Призрак женщины пел: Спи, сыночек маленький. И как ни странно, мальчик затих.» Видение обернулось, в упор уставилось на Люду и стало растворяться в воздухе. Исчезая, оно все смотрело на Людмилу, черты его лица постепенно теряли четкость. О ночном происшествии Людмила никому не рассказала.
Примерно через месяц ее вызвали в соседнюю деревню. По каким-то причинам молодая женщина Нина решила рожать дома, но ее бабушка испугалась и вызвала врача. Роды прошли благополучно, и на свет появилась здоровенькая девочка. Нина тоже была в полном порядке.
Через некоторое время Людмила съездила к ним еще раз, и бабушка Нины за чаем рассказала, что ее дочь, мать Нины, умерла при родах, как раз в той больнице, где сейчас работала Людмила. Хуже того, новорожденный тоже не выжил. Вот именно поэтому ее внучка Нина и отказалась, причем категорически, рожать в больнице, где умерли ее мать и братик. Бабушка показала Людмиле фотографию своей покойной дочери. Та взглянула и обомлела. Она узнала призрачную женщину, которую видела ночью в палате…

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *