А знаете, есть люди, которым никто никогда не признавался в любви

 

То есть, их любили, наверное, но вот — не признавались. А может, не очень-то и любили, как в конце жизни поняла Марина Цветаева. Ей тоже никто в любви не признавался. Хотя она так много о любви писала. И романов было много у нее. И муж был, который после трех лет разлуки оказался живым в эмиграции, отозвался на ее письмо, выразил глубокую радость и написал, что всегда о ней помнил. Но в этом письме нет слов: «я тебя люблю». Я это только сейчас заметила. И когда спросишь человека, часто ли ему признавались в любви, многие — ах, как многие! — вспоминают детство и раннюю юность. Вот тогда находились смельчаки. И, краснея, спотыкаясь, говорили эти слова. Или в записке писали. А потом — все реже, реже… По пальцам можно пересчитать, когда признавались в любви. В лучшем случае отвечали на вопрос: «ты меня любишь», — и то так, бегло. Мол, а как же. Конечно. К чему вопросы И так все ясно. Оказывается, эти слова так редко произносят обычные люди. Хотя есть умельцы, конечно. Они эти слова часто и красиво говорят, как припев песни; но смысла в этом тоже не больше, чем в припеве… А на самом деле за всю жизнь в любви признаются очень редко. И можно себя утешать, что в душе зато любят. Заботятся. Сложно это, признаться в любви. Но еще сложнее — без этого жить. А некоторые живут; всю жизнь прожили, и никто не сказал им эти слова. Я сейчас часто стала эти слова говорить своим близким; родным и друзьям. И просто хорошим людям, которых я люблю. И вы знаете, это очень трудно, говорить эти слова. Очень. Надо тренироваться. Не так уж много у нас времени. И так много тех, кому никто эти слова не говорил, даже мама. Потому что и так все понятно. Но лучше сказать. Как в детстве, искренне, смущенно и от души. И после не жалеть об этом — жалеть надо только о том, что мы так редко это говорили и слышали…Анна Кирьянова

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *