Ночью сильно захотелось колбасы.

 

Ночью сильно захотелось колбасы. Лежу и понимаю, если сейчас не прорвусь к холодильнику, кончусь. Вижу в деталях: лежит, спряталась за помидоры. С одной стороны хвостик, с другой скошенный

Лежу и понимаю, если сейчас не прорвусь к холодильнику, кончусь. Вижу в деталях: лежит, спряталась за помидоры. С одной стороны хвостик, с другой скошенный надрез, жирные пятна на бумажной обертке и мясистое основание. Наверное, в каком-нибудь бульварном романе так описывали писюн, который четырьмя страницами позже войдет в «пульсирующее лоно», но меня все это не волновало, я откровенно хотела «жрать», а не «отдаться поручику».
Мучилась минут десять. Ну какая, нахер, колбаса Три ночи. Утром проснешься отекшая и виноватая. Оно тебе надо А фигура. Про фигуру ты подумала Хотя ноябрь Фигуру сейчас никто не носит. К тому же везде пишут, что интуитивное питание лучшее. Мол, организм сам подскажет, что ему нужно, ты только не спутай потребность в спирулине с батоном. А телу наверняка сейчас необходимы витамины и минералы салями. Оно не просто подсказывает, оно меня уже в тапки обувает. Сколько же во мне порока
Но с другой стороны. Что-то я не припомню, чтобы в Библии фигурировала «полукопченая» как вестник раздора. Ни одного нарекания на продукт, это вам не яблоки.
И враг я себе что ли Сначала в колбасе откажу, начну экономить на базовых вещах, стану асоциальной. А дальше Деморализация Падение устоев Сбой ориентиров! Маму разлюблю Родину продам! Революция, смуты, кризис. И все из-за меня, да Нет, это не дело. Не за себя за страну жру. Во мне смелости полные чресла, я вам покажу! (Поручик, это я опять не тебе.)
Вскочила с кровати, три подскока и у холодильника. Ждала Лампы на нее как сафиты. Переливается зараза. Отмаливая скупость души, отрезала три толстых куска. Сижу, мну. В полной тишине, но в потоке. Медитирую практически. И тут из дальней спальни выходит заспанная подруга. Наверное, проснулась от моего патриотизма. Или холодильником звонко хлопнула, разберись уже.
— Че делаешь спрашивает.
— Проявляю гуманизм.
— Понятно. А я писять.
Тоже сильно. Мы люди крепкой сознательности. Страна в безопасности.
Евгения Плихина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *