Шесть лет назад, еще проживая в пределах МКАДа, я ушла от очередного несостоявшегося мужа (что было правильным и своевременным поступком

 

Шесть лет назад, еще проживая в пределах МКАДа, я ушла от очередного несостоявшегося мужа (что было правильным и своевременным поступком , уволилась из автосалона (что было недальновидной

, уволилась из автосалона (что было недальновидной глупостью), перевезла в Москву маменьку (что было веселой авантюрой) и вознамерилась круто изменить свою жизнь (что было, конечно же, наивностью). Это были сказочные времена бакенбард с контрабасом. Свежий диплом о высшем образовании по специальности «журналистика» жег мне карман и сулил Пулитцеровскую премию одним своим наличием. Викторовна возомнила себя супер-профи, без которого Костя Эрнст рыдает по ночам в подушку, а Ирада Зейналова готова съесть свой микрофон от зависти ко мне, молодой и несомненно талантливой. Часами просиживая в Кофе Хаусе, я отправляла и отправляла резюме во все возможные околоСМИ и искренне недоумевала, почему же меня, такую распрекрасную, никто не жаждет осчастливить должностью диктора вечерних новостей на Первом канале или хотя бы главного редактора Вог.
С каждым днем амбиции росли, а вот финансовый запас таял. Как Лаэртсокому мне хотелось холодного пива, курочку-гриля, сейчас-бы-колбаски и песню ансамбля с названием Qween бля.
Как-то в некой газете а-ля «Работа для идиота» маменька наткнулась на объявление о поиске в дружную команду креативного персонажа, знакомого с продажами, психологией и эзотерикой, максимально общительного говоруна. Работа каким-то образом была связана с телевидением. На эзотерику и прочие побасенки я всегда клала с прибором, но все остальное было как нельзя более кстати. Тем более, кушать нам с родительницей хотелось все активнее. И я поехала в сторону тогда уже почившего черкизона стяжать лавры говоруна-затейника.
Сюрприз, ожидавший меня на собеседовании, превзошел все самые смелые ожидания. Сказать, что я охуела от деятельности компании — это ничего не сказать. Подобное не снилось даже турецкому верноподданному сыну лейтенанта Шмидта. Пройти мимо такого шапито я не могла.
Человек десять разновозрастных и разнополых голодных соискателей недоверчиво озирались в приемной, стены который обильно были украшены всяческими дипломами и сертификатами, подтверждающими статус и серьезность организации, а так же действенность неких магических энергетических аппаратов, травок, пилюлек и еще каких-то жабьих шкурок.
Встретил нас чрезвычайно доброжелательный импозантный мужчина с седеющим хвостом, похожий статью на гражданина Залдостанова (как выяснилось впоследствии, дядька таки гонял на харлее) и, усадив неофитов в переговорную, принялся повествовать о том, каким занимательным и чрезвычайно полезным делом занимается его кооператив.
Схема была витиевата, но работала четко, как АК47. По одному из популярнейших телеканалов для домохозяек с борщом головного мозга регулярно проходило шоу с участием некой то ли колдуньи, то ли ведуньи, короче, пиздуньи с экзотической внешностью и не менее экзотическим именем, что-то вроде Заремы или Магдалы. Еще в обойме был рыжеусый мужичок из энного сезона «битвы экстрасенсов» и, не соврать бы, кажется, какая-то бабуля-знахарка.
Этих троих «просветленных» показывали по телеку между рекламой памперсов и циркониевого браслета, то есть аккурат для целевой аудитории, которая в закромах всегда имеет кучу неразрешимых проблем, справиться с которыми может только специалист по курьим поторхам, астральным путешествиям и засаленным картам Таро. Потерпевшие, потерявшие всякую надежду на счастливую жизнь, увидев на голубом экране смоляные кудри ведуньи или рыжие усы внезапно преисполнялись веры в чудеса и, отбросив половник, хватались за телефон и набирали заветный номер.
Поток их был настолько безбрежен, что операторы колл-центра не успевали записывать номера, по которым «экстрасенс обязательно перезвонит сразу же, как только освободится, и ответит на все вопросы». Естественно, перезванивали страждущим другие специальные люди. Вот как раз таких коммуникабельных говорунов и набирал сей кооператив.
Нашей задачей было звонить сирым и убогим собирать анамнез. После с помощью хвостатого дядечки и более опытных сотрудников ставился диагноз и назначалось лечение. Выглядело это примерно так:
Спасити-памагити, сноха со свету сживает, сын пьет, муж на старости лет ушел к любовнику, соседка сыплет землю на порог, а на лбу выросла шишка. (Мне нет нужды даже придумывать, поверьте, то, что происходит у людей в реальной жизни, зачастую куда занятнее сложносочиненных сериалов. Подобная контора — рай для поисписавшегося сценариста.)
Бедные, как они рыдали в телефон и умоляли экстрасенса им помочь. Не представляю себе, как мутировали сотрудники этой богадельни, но они реагировали на все стенания деловито и уверенно прописывали лечение: ежу понятно, что тут порча, скорее всего на смерть, снимать нужно срочно, иначе кирдык.
И вот страдальцу озвучивался приговор и рецепт. Можно было приехать на личную встречу с целителем, что стоило около 100 000 р. Еще был вариант принимать лекарство по телефону, а что, современные технологии на службе потусторонних сил. Один сеанс стоил от трех до пяти тысяч, пройти нужно было конечно же курс не менее 10 процедур. И в срочном порядке сегодня же оплатить хотя бы половину, тогда уже завтра маг начнет посылать вам свою целительную энергию.
Не знаю, что уж там пациентам вешали на уши экстрасенсы во время телефонных сеансов, но бизнес процветал. В довесок клиентам продавали всяческие «заговоренные специально для вас целительницей» амулеты, иконки, свечки и силос. Кубышки и заначки плавно перекочевывали в карманы очаровательного хвостатого мужчины на харлее, убогим облегчались кошельки и страдания, ведь эффект плацебо еще никто не отменял.
ЗЫ: Я продержалась там ровно три дня в качестве эксперимента, уж очень любопытной была деятельность и невероятными рассказы страждущих. Ни единой копейки у доверчивых граждан не выманила.
Alexandra Ushenina

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *