Летом 2014 слег с пневмонией, а сейчас откопал заметки о том периоде.

 

Летом 2014 слег с пневмонией, а сейчас откопал заметки о том периоде. 1. Короче, я думал, что серьезней простатита недуга быть не может, но тут стал отхаркивать охру и из последних сил обратился

1. Короче, я думал, что серьезней простатита недуга быть не может, но тут стал отхаркивать охру и из последних сил обратился к терапевту — симпатичному алкоголику, моему годку. Он вызвал скорую и меня прямо из поликлиники отвезли в местную нищебродскую больницу, откуда, между прочим, возвращались не все.
2. Я был так слаб, что с ног меня мог сбить и котенок. Я зашел в палату на излете сил — мне предоставили козырное место возле окна. Учитывая, что в переполненной палате никто на эту койку не покусился, я понял, что на ней кто-то недавно умер. Но мне было все равно, я лег, огляделся, увидел дедка, усердно подтирающего свою попку, обрадовался отсутствию телевизора и провалился в забытье.
3. Следует отметить, что больничный персонал на 90 процентов укомплектован выходцами с Кавказа. Медсестры очень милы и профессиональны, и я без страха предоставлял им свои вены и другие части тела. Единственный их минус (а может и достоинство) это то, что они абсолютно равнодушны к комплиментам и начать с ними флиртовать может только недоумок.
4. Каковой и лежал на соседней койке — тупой и агрессивный быдлан. Не выношу таких, но к сожалению, с подобными типами у меня складываются хорошие отношения. Не могу понять, в чем тут дело.
5. Какой-то подлец притащил телевизор, и я был вынужден день-деньской слушать собачье тявканье про Бразилию. А про нее я знал только лишь то, что там циклопический Иисус и довольно скверное лесбийское копро.
6. Самым интересным пациентом был дедок с жуткой интоксикацией и крайне интересным бредом. Я начал было за ним записывать, но к моему огорчению он шел на поправку и бред его стал скуднеть и бледнеть. Но кое-что я записал.
7. — Первый, второй, третий, четвёртый! Прицел! Огонь!
— Пятый, шестой, седьмой, восьмой! Прицел! Огонь!
— Спасибо, товарищи, мы вышли из окружения. Теперь идём вперёд — всех резать, жечь, убивать. Поправка — не всех, а тех кто выступает против. Не бойся товарищ, мои пули отравлены, мой пистолет деревянный. Артур, возьми сметану и взбей из неё подсолнечное масло. Есть Молодец…
8. Славный дедок. Я помогал ему всячески, санитарок звал в случае нужды, приносил попить и поесть и проч. И когда он выписался и за ним приехали родные, он, сидя на инвалидной коляске, показал на меня пальцем и сказал во всеуслышание:
— Лучшего друга оставляю! Это Витя, мой помощник. Спасибо тебе, братишка.
Уже много лет мне никто не говорил таких тёплых слов. Я прослезился.
9. Лежал там и ещё один дедушка, довольно уже старый, 82 года. И удивительное дело — он встретил в отделении свою первую любовь. Шестьдесят лет назад она не дождалась его из армии. И теперь она приходила в нашу палату к деду Лёше и они там шептались о чём это. Санитарки знали обо всем, и предупреждали бабушку о появлении жены дяди Леши. И надо было видеть, как бабулька под 100кг весом, кошкой ускользала в свою палату. Я в подобное романтическое говно никогда не верил, но тут столкнулся и это было прекрасно.
10. Через несколько дней я решил прогуляться по коридору. Компанию мне составил совершенно голый (за исключением подгузника) мужик, который в сопровождении санитарки осуществлял променад. Мужик был наглухо не в себе. Строго говоря, это был ходячий овощ, он мелко семенил ногами и пускал слюни. Но странно — его постоянно уводило в сторону женских палат. Санитарка корректировала его путь, некоторое время он шел прямо, минуя мужские палаты, но приближаясь к палатам женским, он все норовил туда зайти. Очевидно, либидо умирает последним. Это радует.
Рахман Попов

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *