Вчера ехал в электричке. Натерпелся, кошмар.

 

Вчера ехал в электричке. Натерпелся, кошмар. А все вроде как обыденно начиналось. Напротив, у окна на лавочке, курсант милицейский пристроился, рядом с ним, с краю, бабка божий одуванчик. Да и у

А все вроде как обыденно начиналось. Напротив, у окна на лавочке, курсант милицейский пристроился, рядом с ним, с краю, бабка божий одуванчик. Да и у меня соседка неплохая, дама в шляпке, лет под тридцать. Средние места свободные, едь не хочу. Если бы на одной из промежуточных эти двое не вошли. Один побольше, другой поменьше.
Тот, что побольше, уж сильно большой, квадратный какой-то. Хорошо хоть сел напротив. Да так сел, что курсанта к окну придавил, а бабку чуть на пол не сбросил. Бабка-то с курсантом рот одновременно открыли, ну чтобы возмутиться, да не успели. Здоровый первым слово сказал :
Слышь, Толян, устроившись поудобней, произнес он, завалил я вчера мента то. Сказано это было спокойно, без всякой бравады.
Типа: «попили мы вчера с Надькой кофе».
Но, от этого спокойствия, вся серьезность этих слов прочувствовалась. И рожа у него была какая-то явно бандитская. А наколка на фаланге пальца впрямую говорила, что здоровый-то ходку к куму сделал. Наверно поэтому бабка с курсантом так с открытыми ртами и остались.
Да ты че! встрепенулся мой сосед, и как
Топором, все так же спокойно и угрюмо произнес здоровый. Вагон наш напрягся еще больше. В такой момент как никогда понимаешь, что если бы у тебя в одно место был засунут грецкий орех, он был бы расколот не хуже чем прессом.
Стараясь не смотреть в глаза маньяка, а то, что это был именно он, сомнений уже не было, я рассматривал его мощный торс и анализировал. Под туго натянутой курткой топор явно не спрячешь, но такой ведь и ручищами пискнуть не даст. Курсант закрыл рот и начал что-то интенсивно искать у себя в карманах. Я не знаю, может пистоль, а может рацию для подмоги. Даму в шляпке видно не было. Бабка истово перекрестилась.
Как же он тебя не пристрелил удивился мой сосед.
Так а я ему сначала руки поотрубал, уточнил здоровый.
Курсант после этих слов шариться по карманам перестал, видимо решив, что себе дороже, и отвернулся к окну.
Я прикидывал, смогу ли задом перепрыгнуть через спинку сиденья, если что не так. Бабка крестилась неистово.
А потом уже башку как капустный качан покрошил, добавил здоровый, кровищи было
Курсант тоскливо смотрел в окно, видимо думая о нелегкой ментовской долюшке. Бабка впервые сказал: «свят-свят» и, подхватив кошелку, ломанулась куда-то по вагону.
То, что надо действовать, мелькнуло и в моем сознании, но остановила следующая фраза :
Там оказывается вся фишка в этом, произнес здоровяк, ему пока руки не поотрубаешь, завалить невозможно. Он тебя по любому пристрелит. Неделю мучился. Сейчас на третьем уровне.
Вот сука, подумал я, урод, б%я! Как же он своими шпалами по клавиатуре перебирает!. И программисты уроды, понапишут всякой херни, сиди потом, вот так вот нервничай…
Oleg Szirmay

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *