-На следующей выходите- Спросила старушка с грустным лицом у девушки в черной болоньевой куртке

 

-На следующей выходите- Спросила старушка с грустным лицом у девушки в черной болоньевой куртке Девушка, поморщившись, промолчала, лишь отодвинулась в сторону, позволив грустной старушке пройти

Девушка, поморщившись, промолчала, лишь отодвинулась в сторону, позволив грустной старушке пройти к выходу.
Вагон с грохотом передвигался по тоннелю в сторону кольцевой. Москва. Утро.
Кругом сидели и стояли люди. Грузные женщины в черных норковых шубах, задумчивые мужчины в черных пуховиках, несколько старушек в темных пальто. В центре вагона сбились в стайку три студентки. Одна теребила пуговицу на черной адидасовской куртке, вторая куталась в черный шарф, а третья что-то искала в кармане темно-серого, почти черного, пальто. Парень в черной кожанке сплюнул табачной слюной на пол под укоризненные взгляды. Стайка черноголовых гестарбайтеров о чем-то перешептывались и пахли аджикой.
Все ехали по своим делам. Кто-то на работу, кто-то на учебу, а кто-то домой. Это были разные люди, разного пола, разного возраста и разной судьбы.
И только невыносимая печаль на лицах объединяла их, связав навсегда тяжелым гнетом грусти и тоски.
-Станция Петровско-Разумовская, следующая станция Тимирязевская — зевнув, произнесла виртуальная дикторша.
Двери распахнулись, и в вагон зашел высокий человек в ярко-красной куртке и в желтой лыжной шапочке на голове.
Люди в вагоне удивленно уставившись на необычного пассажира, невольно попятились, прижавшись к стенкам вагона.
Человек посмотрел по сторонам и улыбнулся:
-С добрым утром!
В вагоне повисла зловещая тишина.
Двери захлопнулись, и вагон покатился дальше.
На Тимирязевской из раскрывшихся дверей, на серую плитку пола станции выплюнуло окровавленный труп в разорванной в клочья красной куртке.
Вышедший вслед мужчина в черном пуховике, отфутболил в сторону замызганную желтую шапочку, брезгливо поморщился и с ненавистью произнес:
— Понаедут тут, говно всякое… Лыбится он…красную куртку надел, блядь. Россия для грустных!
Двери вагона опять захлопнулись, и поезд нырнул в туннель, унося пассажиров до станций следования. Москва. Утро.
Александр Гутин

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *