В середине 90-х работал в детском лагере, на самом младшем отряде.

 

Стоим, потихоньку строимся на обед, и тут девочка просит её покружить и протягивает мне ручки. А что, дети маленькие, лёгкие, взял, покрутил вокруг себя, поставил.
Всё, с этого момента я стал детской каруселью. Они все побежали ко мне с криками «И меня! И меня!» Ладно, все желающие покружены, построены и идут на обед.
Ни одно построение с тех пор не заканчивалось, пока карусель не отработает своё. Однажды на мне повисло сразу несколько детей и я почему-то решил от них убежать, так как уже устал.
Так появился новый аттракцион — залезь на вожатого и прокатись. Теперь если дождь и не гуляем, то на руки вешаются по ребёнку, один залазит на шею, по одному висит на каждой ноге, и эта конструкция движется в другой конец коридора, где уже стоит очередь из других детей, которые поедут обратно. Только укатав детей и ушатавшись самому можно было их усыпить на сончас или отбой.
Зато методы воздействия на непослушных были самые жестокие: ты себя плохо вёл — ни карусели тебе, ни катания. Дети хоть и сели мне на шею в буквальном смысле, но слушались.
Каждый год я с нетерпением ждал лета и работы в моём любимом лагере.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *