Самое время, считаю, поговорить про «Иронию судьбы».

Самое время, считаю, поговорить про Иронию судьбы. Многие оправдывают свое болезненное пристрастие к этому фильму тем, что он, мол, уютный. По этому поводу имею вопрос: ребята, вас что,

Многие оправдывают свое болезненное пристрастие к этому фильму тем, что он, мол, «уютный».
По этому поводу имею вопрос: ребята, вас что, рожали на запасном пути Мама ваша была проводница, а папа путевой обходчик Вас воспитывали в станционной будке, на сквозняке, под курлыкающую перекличку диспетчеров, и вы вместо кубиков играли шпалами
В «Иронии» нет никакого уюта. Там все начинается с переезда: мебель дыбом, необжитость чужого жилья. Потом общественная баня, скользкие лавки, казённые простыни. Кабак в аэропорту. Самолет. Опять аэропорт, стылый, ночной. Такси, в котором пахнет псиной, как всегда пахло зимой в машинах до изобретения кокосовых освежителей, привет мигрени. Полный мочевой пузырь, мебель дыбом. Колючий плед. Поливают из чайника, мутное похмелье, ужас содеянного. Отвратительная Наденькина стряпня. Мокрое пальто Ипполита, ветер Петербурга. Вокзал, аэропорт, спящая Москва, бессонная усталость, печальный зверь.
И, знаете что, ведь ни одна женщина в этом фильме не умеет готовить! Не говоря о Наде, мама Лукашина тоже не накроет путного стола. Помните, когда Лукашин говорит:
— Мама, я, кажется, женюсь!
На столе стоит открытая банка со шпротами и помидоры с огурцами. Мама открыла шпроты часа в два дня. Они до ночи будут стоять в холодильнике и пропитываться запахами. Она режет салат из парниковых овощей — к ночи салат станет подванивающей кашицей!
Уверена, и Галин салат из крабов есть невозможно. Потому она и решила миновать этот этап — сразу в дамки.
Последняя надежда на Ипполита. Одинокий, самостоятельный, основательный. Наверняка у него дома и теплый свет абажура, и удобное кресло. Хорошо заваренный чай в стакане с серебряным фамильным подстаканником. К чаю сыр Российский, пряник Тульский или даже тортик Птичье молоко в узорчатой коробке. Томик макулатурного Конан Дойля или Дюма…
Или, может, стабильный неуют фильма оттеняет уют наших неказистых жилищ Режем под фильм оливье, наряжаем елку, открываем банку крабов. Все ждем какого-то счастья, а оно давно у нас в руках.
Наталия Кочелаева

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.