Вчера звонил брат. Не помню, как разговор вышел на вот это:

Вчера звонил брат. Не помню, как разговор вышел на вот это: - А ты помнишь, - говорит брат, - как меня отец порол Сидит, газету читает, ни во что не вмешивается, пока мать не начнет причитать,

— А ты помнишь, — говорит брат, — как меня отец порол Сидит, газету читает, ни во что не вмешивается, пока мать не начнет причитать, мол, Валера, ты посмотри, ты послушай, Валера, Валера… Валера отбрасывает газету, встает, берет первое, что подвернется под руку, и начинает меня бить. Ремень, скакалка, проволока… Проволока была двух видов: медная и алюминиевая. Я их жопой научился различать. Отец не останавливался, пока мать не начинала кричать, мол, Валера, хватит, что ты делаешь. Валера отбрасывал орудие пыток, брал газету и снова уходил в нирвану. Никого не трогаю, ни к кому не пристаю. Валере была дана задача, он ее выполнил, всё, аллес капут.
Посмеялись. Да, мы посмеялись. Мне тоже, между прочим, ремнем прилетало, один раз мама справилась без папы, потому что его не было дома. Ну, что, заслужили. Никаких психологических драм и с отцом отношения прекрасные. И он до сих пор у нас авторитет.
Но вывод будет другой. Когда брат мне это рассказал, я подумала, что каждый мужчина — немного Валера. Не любит, когда его трогают. А если тронули, старается побыстрее все сделать и снова почитать газету. Или в танчики поиграть. (О.С.)

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.