— Простите, а сколько мне еще ждать спросил Леша.

- Простите, а сколько мне еще ждать спросил Леша. Бледно-голубые глаза оторвались от монитора и холодно взглянули на него поверх очков. - А вам есть куда торопиться Леша смутился. Он никак не

Бледно-голубые глаза оторвались от монитора и холодно взглянули на него поверх очков.
— А вам есть куда торопиться
Леша смутился. Он никак не мог привыкнуть к тому, что ему уже действительно незачем куда-то спешить. Он снова оглядел приемную. Стены, окрашенные желтоватой масляной краской, отражали холодный свет люминесцентных потолочных ламп. Вторая в правом ряду иногда слегла тускнела, но потом загоралась опять. Всю дальнюю стену занимал массивный темный стол, за которым сидела прямая, как палка, оператор. Стук ее клавиатуры гулко отскакивал от пустых стен и разносился по комнате. Напротив нее, возле входной двери, располагался старенький дерматиновый диван с узкими деревянными подлокотниками, безжалостно скрипевший при каждом Лешином движении.
Парень вздохнул, потер ладони, затем провел ими по шее и, не выдержав, поднялся и направился к оператору.
— Извините, я понимаю, что вы очень заняты. Но мне бы Я просто Можно мне работу, пожалуйста! Мне очень надо!..
Тонкие пальцы перестали стучать по клавиатуре и оператор опять посмотрела на Лешу. На этот раз сквозь очки.
— Мне сказали, что здесь можно получить задание. Работу. Чтобы потом Ну, понимаете Чтобы я смог потом
Тонкие алые губы недовольно поджались, отчего стало казаться, будто их нет вовсе.
— Хорошо. Будет вам работа, — недовольно произнесла оператор и снова застучала по клавишам. Лешино лицо осветилось надеждой.
— А что мне нужно будет делать спросил он.
Не отрывая взгляда от монитора, оператор нажала одну из цветных кнопок на дополнительной панели, стоящей чуть поодаль на столе. Тут же справа на стене яркими синими линиями прочертился контур двери.
— Вам нужно будет чистить, — тонкие брови изогнулись над глазами изящными дугами. Улица Рязанская. Выбираете объект и приступаете к работе. Когда и если закончите, вернетесь сюда через эту же дверь.
Леша с трудом оторвал взгляд от светящегося прямоугольника на стене:
— Объект В смысле, дом Квартира Как я пойму, что именно и как чистить
— Вы поймете, — раздалось в ответ. Там все нуждается в чистке.
Привычный городской пейзаж выглядел совсем непривычно. Леша продвигался по обычной улице, но ему казалось, словно он попал в старое немое кино. Дома по обеим сторонам теперь выглядели темными серыми коробками. Окна, пестревшие раньше разноцветными шторами, цветами и дышавшие жизнью, теперь были однообразными черными прямоугольниками. Отверстия в тротуаре, из которых обычно устремлялись к солнцу знакомые с детства тополи, были покрыты пустой землей. Ни звука, ни шороха не было слышно. Даже ветра не было. Словно все находилось глубоко под водой.
Леша остановился и огляделся. Вокруг, насколько хватало глаз, никакой видимой грязи не было. «Вы поймете», — передразнил он оператора и поежился, сбрасывая оцепенение, невольно охватившее его. «Может, она говорила все же про квартиру» — решил парень и двинулся к ближайшему подъезду.
Открыв дверь, Леша шагнул внутрь и тут же увидел ее грязь. Мелкие комочки взлетали вверх от его шагов и медленно опускались обратно на пол. Комья побольше лениво перекатывались и сбивались в кучи, которые становились все крупнее, по мере того как Леша поднимался выше. Чаще всего грязь лежала ковриком возле порогов. Но рядом с некоторыми дверями она уже напоминала высотой хорошие снежные сугробы, а иногда и вовсе скрывала дверь полностью.
Постояв на площадке первого этажа, Леша открыл ту дверь, возле которой грязи было поменьше. Из проема тут же, как из кузова самосвала, высыпалась грязь и завалила ему ноги по колени. Леша раскрыл дверь пошире и вошел внутрь. На лестничной площадке грязь напоминала сухой легкий песок и несильно мешала ходьбе. Тут же, напротив, грязь была густой и жирной, словно хорошо пролитые огородные грядки. Она обволакивала ноги, и переставлять их было гораздо труднее. Пройдя сквозь прихожую, Леша вошел в комнату. Судя по размерам, это был зал обычной двухкомнатной хрущевки, в конце которого виднелась еще одна дверь. Грязи здесь было намного больше. Она доходила Леше уже почти до пояса. Парень сделал было пару шагов, но понял, что грязь цепко держит его и двигаться дальше бессмысленно.
«И как я все это должен вычистить» — подумал Леша, оглядываясь вокруг в поисках каких-нибудь подручных средств. Вокруг не было ничего: голые стены и грязь, грязь, одна только грязь кругом. Леша запустил обе руки в нее и, сдвинув ладони, поднял полные пригоршни вверх.
— Мразь! Ты мне жизнь поломал! — в ушах тут же зазвенел тонкий женский крик, а потом раздался звон разбиваемой о стену вазы. — Скотина! Ненавижу! Пьянь подворотная! Чтоб ты сдох на улице со своими собутыльниками!
Леша взрогнул от неожиданности и, подчиняясь непроизвольному желанию избавиться от этих выкриков, звучавших в голове, резко дернул руками. Комья грязи разлетелись по комнате. Большинство из них шлепнулось с чавкающим звуком обратно, а часть, пролетев дальше, попала в оконный проем. К удивлению Леши, стекла в нем не оказалось, и комки грязи, вылетев наружу, мгновенно высохли, распались и превратились в серую пыль, которая стала медленно опускаться на землю.
Лешу била мелкая дрожь. Впечатление от того, что зазвучало у него в голове, было настолько ярким, словно эта сцена действительно разыгралась перед его глазами. Он тяжело дышал. Очень хотелось уйти отсюда. Поскорее выйти из этой квартиры, из этого дома и вообще оказаться как можно дальше от этого всего. Но вместо того чтобы поскорее вернуться через дверь в стене в приемный кабинет оператора, Леша сжал зубы, зарылся обеими руками по локоть в грязь и с тихим стоном начал вышвыривать ее в окно.
— Дура! Куда ты дела мои деньги! — пьяный мужчина вопил заплетающимся языком.
Чавк… Чавк… Чавк…
— Ублюдок! Не смей поднимать руку на ребенка! — детский визг и плач взорвался в голове.
Чавк… Чавк…
— Ууу… Убью, скотина… — звук ломающейся двери заполнил все вокруг.
Чавк…
Оператор все так же стучала по клавиатуре, лампа по-прежнему иногда светила вполсилы, когда в мерцающий дверной проем ввалился Леша. Ноги парня подкашивались, и ему пришлось опереться на стену, чтобы не упасть. Он судорожно вздохнул и вытер покрытый испариной лоб. Потом удивленно оглядел себя, потер руки друг о друга, словно не веря своим глазам. Наконец, придя в себя, он выпрямился и нетвердой походкой направился к столу оператора. Та, не поднимая глаз от экрана, спокойно произнесла:
— Оплата вашего труда на объекте составляет одну четвертую от затраченного времени, следовательно, у вас теперь есть право на два часа объективного времени или один сон. Что вы выбираете
— Два… — Леша прочистил пересохшее горло, — два часа.
— Хорошо, — оператор набрала код и нажала кнопку на панели слева от себя. Тотчас в стене слева появился контур двери. — Помните, пожалуйста, что вы не имеете права взаимодействовать с предметами на той стороне или сообщать какую-либо информацию об этой стороне субъектам взаимодействия.
Леша молча кивнул и направился к двери.
— Алексей…
Парень повернулся, удивленный внезапной теплотой в голосе оператора. Она смотрела на него, сняв очки и мягко улыбаясь.
— Вы молодец, Алексей. Немногие заканчивают задание, когда узнают, в чем его суть. Удачи вам!
Леша шагнул в дверь.
Свет проезжающей мимо машины скользнул по потолку комнаты. Он выхватил из темноты разбросанные по полу в беспорядке вещи, полупустые упаковки и баночки лекарств на тумбочке. Осветил мимолетно фотографию в рамке, на которой улыбались двое, обнимая друг друга, и растаял в углу, над кроватью, где лежала, скрючившись и обнимая подушку, тонкая девичья фигурка. Девушка пошевелилась, потом всхлипнула и, не просыпаясь, начала тихонько плакать. В тишине комнаты зазвучал шепот:
— Леша… Лешенька… Осторожнее, там машина!.. Леша!..
Кровать слабо скрипнула, как будто на нее присели. Девушка не проснулась, продолжая плакать во сне. Тоненькая прядка ее волос отодвинулась с глаз — и тут же лицо девушки просветлело, словно во время сильного жара на голову ей положили прохладную ладонь. Улыбка появилась на ее губах:
— Леша…
Алекс Райт

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.