Ливень обрушился на землю внезапно

 

Ливень обрушился на землю внезапно Казалось только пять минут назад светило солнце, щебетали птицы, да шуршали в траве жуки, и ничего не говорило о том, что погода испортится. Но небо быстро

Казалось только пять минут назад светило солнце, щебетали птицы, да шуршали в траве жуки, и ничего не говорило о том, что погода испортится. Но небо быстро заволокли огромные тяжелые тучи, набухшие от влаги, воздух стал густым и липким, а вдалеке послышались недовольные раскаты грома. И хлынул ливень. Он лил сплошной стеной, и ничего не было видно, кроме маленького куска дороги, по которой медленно шел худощавый парень в легкой куртке красного цвета, черных джинсах и бежевых кроссовках. Парень иногда останавливался, поднимал голову к небесам и, дождавшись грома, пожимал плечами, а потом снова шел вперед. Он не удивился, когда позади раздался гудок, и, обернувшись, увидел черный автомобиль, который моргал ему фарами. Парень улыбнулся и, взъерошив мокрые волосы, бросился к машине.
Открыв дверь, он внимательно осмотрел водителя, которым оказался крупный мужчина с короткой прической, бородой, в которой поблескивали седые волоски и темными усталыми глазами. Мужчина точно так же осмотрел паренька, а потом кивнул на пассажирское сиденье и, слабо улыбнувшись, дождался, когда парень сядет. Затем, вздохнув, медленно вернулся на дорогу, попутно закурив сигарету.
— Обычно я попутчиков не беру, — тихо произнес он, смотря вперед. Затем, переведя взгляд на парня, снова улыбнулся. Но в такую погоду грех не помочь бродяге.
— И не говорите, — кивнул тот. Я даже не заметил, когда погода испортилась.
— В это время года всегда так. То солнце и легкий ветерок, то ливень и непроглядная тьма, — кивнул водитель и, повернувшись, представился. Стивен.
— Майкл, — робко улыбнулся парень, пожимая руку. Рад знакомству. Вы первый, кого я встретил за последние пять часов.
— Этой дорогой мало кто пользуется. По пути нет заправок, кафе и гостиниц. Только километры асфальта и бескрайние поля. Сам знаешь, что всем цивилизацию подавай, — усмехнулся Стивен. Куришь
— Да.
— Бери, — водитель протянул ему пачку сигарет и бензиновую зажигалку темно-золотистого цвета. Не холодно
— Нет. Все в порядке, Стивен. Спасибо, — ответил Майкл, закуривая сигарету. Он выпустил дым с блаженным видом и улыбнулся, когда из динамиков раздались первые аккорды старой блюзовой песенки. Отличная песня.
— Согласен. Старая школа, — кивнул Стивен, смотря на дорогу. Отличный саундтрек при дерьмовой погоде. Черт, дорогу еле видно. Придется ехать помедленнее. Ты как тут очутился, Майкл
— Машина сломалась, — кисло ответил парень. Я еду в Висконсин. В Аплтон. По работе.
— Понятно.
— А вы
— Я просто еду вперед, — загадочно буркнул Стивен, закуривая новую сигарету. Он выпустил дым и слабо вздохнул. Разве всегда надо куда-то ехать
— Ну, да, — пожал плечами Майкл. У каждой дороги есть начало и есть конец.
— Нет, дружок. Дорога бесконечна, — рассмеялся водитель. Только ты думаешь, что она заканчивается, как появляется новый поворот и дорога продолжается. Она бесконечна.
— Вы философ, — улыбнулся парень и, поежившись, чихнул. Простите.
— Ничего. Сейчас будет тепло, — хмыкнул Стивен, щелкая кнопку на приборной панели. Салон автомобиля почти моментально наполнился теплым воздухом и Майкл благодарно улыбнулся. Лучше
— Более чем, — ответил он и снова чихнул. Только бы не простыть. Ненавижу болеть.
— Мало радости, согласен. Нос заложен, голова чугунная, а в груди словно раскаленный свинец.
— Хуже, когда он остывает, — Стивен усмехнулся и кивнул.
— Точно, дружок, — Майкл скользнул взглядом по водителю и, увидев, что тот не пристёгнут, нахмурился. В чем дело
— Вы не пристегиваетесь
— Не-а. Зачем Я за рулем с десяти лет. Когда мой отец напивался в баре, я всегда приходил за ним, но старый пропойца отказывался идти пешком десять километров и за одни выходные научил меня водить машину. С тех пор я с машиной не расстаюсь. Знаю её, как облупленную. Пристегнусь, и она не простит.
— Это та самая машина удивился Майкл. Машина вашего отца
— Ага, — ласково ответил Стивен, поглаживая правой рукой приборную панель. Старый добрый Шеви Монте Карло. С характером.
— В смысле
— Когда я впервые сел за руль этой дамы, — усмехнулся водитель, — она отказалась заводиться. Не понравилось, что на водительском месте не отец, а сопляк с квадратными от страха глазами. Веришь или нет, но отец тогда что-то прошептал, погладил руль, и она завелась с пол-оборота. А я сразу влюбился в звук её сердца. Не любит она тех, кто боится. Мне отец тогда так и сказал. «Если хочешь водить её, Стив, то будь, черт возьми, мужиком, а не бабой». Я запомнил. С того момента и не пристегиваюсь. Пристегнусь, значит, покажу ей, что боюсь. Мы с ней долго друг к другу привыкали. Не зря я сказал, что старушка с характером.
— Моей первой машиной был бабушкин Плимут, — улыбнулся Майкл. Старый, ржавый и тяжелый. Родители решили, что мне надо учиться на чем-нибудь недорогом. А тут и бабушкина машина подвернулась. Много их потом было, но тот Плимут я помню до сих пор. Вы сказали, что влюбились в звук сердца этой машины.
— Так и есть. Сам послушай, — кивнул Стивен, вдавив педаль газа в пол. Музыка. Дьявольская симфония масла и огня.
— У бабушкиного Плимута был другой звук. Фыркающий такой. Как бормотание.
— У каждой машины свой характер, дружок, — вздохнул водитель. Кажется, ливень поуменьшился, не
— Немного, — буркнул Майкл и вздрогнул, когда Стивен рассмеялся.
— Не дрожи. Довезу тебя до цивилизации. Я же не зверь какой, чтобы человека посреди полей бросить. Как я потом спать буду, если ты от горячки помрешь
— Плохо, наверное.
— Точно тебе говорю, — ответил Стивен и покачал головой. Нет сейчас ни к кому доверия, дружок. Люди боятся попутчиков брать. Кто знает, какой он Ученый, студент, псих или маньяк.
— Как и водитель, — парировал Майкл и улыбнулся, вновь услышав смех водителя.
— В точку. Но философия дороги другое говорит. Нельзя бросать тех, кто в беде, а иначе тебе потом не помогут. Вот проехал бы я мимо тебя, не помог бы и что Через месяц, через год, и моя старушка бы сломалась и шел бы я точно так же, как и ты, Майкл. Мерз бы под ливнем, кашлял и проклинал проезжающие машины, которые даже не притормозят перед тем, как облить меня мутной водой. Нельзя так. Дорога ошибок не прощает. Она все помнит. Я тоже помню.
— Что помните
— Историю одну. Молодой я тогда был. Примерно, как ты. Может, чуть моложе, но не важно. Ехал я в Кливленд к отцу. Спешил жутко. А тут вижу, девица по дороге топает. Прямо, как ты. Я проехал тогда мимо, даже не остановился. Спешил. До сих пор помню её взгляд, которым она меня наградила, когда я проезжал. Знаешь, Майкл. Вот вроде быстро я ехал, а взгляд запомнил. Пронзительный такой. Уставший. Постоянно потом о ней думал. А сейчас еду, смотрю ты идешь. Как кольнуло что-то, вот и остановился.
— Спасибо, — благодарно улыбнулся Майкл. А иначе пришлось бы мне кашлять и проклинать вас.
— В точку, дружок. В точку, — кивнул Стивен. Он покачал головой, а затем чуть прибавил звук магнитолы. Ты же не против музыки Ну и славно. В дороге без музыки нельзя. Внимание притупляется.
Ливень закончился, но ему на смену пришел мелкий дождик. Небо было все так же затянуто непроницаемой серой пленкой, окрашивая дорогу в серые и черные цвета. Капли дождя блестели на лобовом стекле, где их не могли достать дворники, на дороге, и на капоте старушки Шеви. Стивен молчал, смотря на бесконечную дорогу усталым взглядом. Молчал и Майкл, вертя в руках зажигалку водителя. Только магнитола пела, выводя тягучий блюз Джорджа Торогуда.
— Стивен, вы сказали, что дорога бесконечна, — нарушил молчание Майкл. Водитель скосил в его сторону глаза и хмыкнул, подтверждая сказанное. Но цель все же должна быть. Конец пути.
— Не дает тебе покоя, да, дружок усмехнулся тот. Нет у меня цели. Нет конца пути.
— Но он есть у каждого человека. Семья, друзья, знакомые, работа, дела, на худой конец, — не сдавался Майкл.
— А у тебя есть спросил Стивен.
— Да, — ответил Майкл. Крисси. Моя девушка. Мы через два месяца будем мужем и женой.
— О, как, — удивился водитель. Поздравляю тогда.
— Спасибо.
— Она красивая Крисси твоя.
— Очень, — покраснел парень и, достав из внутреннего кармана куртки бумажник, вытащил из него фотографию, которая чуть намокла от дождя. Вот, посмотрите.
— Красотка, — улыбнулся Стивен, мельком посмотрев на фото, с которого улыбалась симпатичная блондинка в бежевой кофточке. Хорошо, когда есть цель, Майкл. Хорошо, когда тебя ждут в конце пути. Я уж подумал, что ты вольный бродяга, как я.
— Может, когда-нибудь я им и стану.
— Лучше не становись. Иначе будешь вечно ехать вперед на своей старушке, — грустно буркнул Стивен.
— Простите.
— Да что там, — махнул рукой мужчина. Понимаю все. Тебе интересно, а молчание давит. Я тоже не люблю, когда попутчики молчат. Это значит, что между людьми нет доверия. А дорога такого не любит. Знаешь, у моей дороги тоже когда-то был конец. Где меня ждали и любили. Давно это было. Теперь все по-другому. Моя Шеви, дорога без конца и сигареты.
— Понимаю. Простите, — Майкл вдруг нахмурился, когда услышал какой-то странный звук, похожий на непрекращающийся писк. Что это
— Ты о чем, дружок не понял Стивен.
— Пищит что-то, — парень поморщился, когда писк стал еще громче, заглушив собой музыку и его собственные слова. Только голос Стивена мог с ним бороться. Странный такой писк.
— Ах, это — усмехнулся водитель и, снизив скорость, съехал на обочину. Это звук моего сердца.
— Что
— Да. Ты слышал звук сердца моей старушки, а сейчас услышал мой, — ответил он, доставая из пачки сигарету. Чиркнув зажигалкой, он затянулся и, приоткрыв окно, впустил в салон прохладный свежий воздух. Дождь кончился.
— Звук вашего сердца повторил Майкл и мотнул головой. Писк пропал, но на смену ему пришел еще один. Прерывистый и громкий. Черт. Еще один!
— Естественно. Это звук твоего сердца, — хмыкнул Стивен. Он поджал губы и задумчиво посмотрел на Майкла. Выходи, дружок. Приехали.
— Но до ближайшей заправки еще идти и идти
— За тем холмом город. Твоя поездка закончилась, — улыбнулся Стивен. Рано тебе еще ступать на дорогу без конца.
— Не понимаю, — растерянно произнес Майкл.
— Поймешь когда-нибудь. Прощай, дружок, — Майкл охнул, когда левую сторону груди пронзила боль, а в глазах потемнело. Лицо Стивена расплылось, а голос стал глухим и еле слышным. Его почти полностью поглотил прерывистый писк.
*****
Майкл широко раскрыл глаза и закашлялся, когда встревоженный мужчина в серой униформе скорой помощи резко надавил ему на грудь и, утерев со лба пот, бухнулся без сил на мокрый асфальт. Паренек растерянно посмотрел на мужчину, который трясущимися руками вытаскивал из кармана рацию, а потом перевел взгляд на разбитый Плимут у толстого дерева на обочине.
— Да, это сто седьмой, — устало произнес мужчина. Пришел в себя.
— Как вы себя чувствуете, сэр спросила полноватая женщина в похожей серой форме, подходя к Майклу. Тот сделал было попытку подняться, но когда ребра вновь пронзила боль, застонал и закусил до крови губу. Не шевелитесь. Вы чудом выжили, сэр.
— Что случилось спросил Майкл.
— Авария. Дорога скользкая. Машину занесло, а на её пути возникло дерево. Вам повезло, что вы были пристегнуты, — ответила женщина и повернулась к мужчине. Маркус! Давай носилки и обезболивающее.
— Момент, Сара, — кивнул тот и направился к фургону скорой помощи, который освещал темную дорогу красно-синими огнями.
— Авария растерянно переспросил Майкл.
— Да, сэр. Вам вдвойне повезло. Машина врезалась в дерево, а за деревом обрыв. Но все уже позади. Вероятно у вас сотрясение и перелом ребер, но считайте, что отделались малой кровью, — улыбнулась женщина. Майкл сглотнул тягучую слюну и закрыл глаза, стараясь вспомнить, что произошло. Он не чувствовал холода, не чувствовал, как его бережно укладывают на носилки. Не чувствовал острую иглу, которая проткнула кожу. Он ничего не понимал, пока не услышал приглушенный голос Маркуса, который с кем-то говорил по рации.
— Сара. В двадцати милях отсюда еще один бедолага с дороги вылетел, — произнес он. Майкл прислушался и затаил дыхание. Обезболивающее медленно начинало действовать. Сначала ушла боль. Осталось лишь слабое головокружение и легкая тошнота. Хотелось спать. С ним доктор Стоунс работает.
— Спасли коротко спросила Сара, поправляя одеяло Майклу. Сердце парня вдруг забилось, как сумасшедшее.
— Нет. Он ехал не пристёгнутый. Машину занесло, и она врезалась в столб. Бедняга вылетел через лобовое стекло, — сердце пронзила боль и Майкл застонал. Сара тут же склонилась над ним и осторожно прикоснулась к плечу.
— Все хорошо, сэр. Вам повезло.
— Но не тому бедняге, — вздохнул Маркус, убирая медицинский ящичек под сиденье.
— Его звали Стивен, — тихо ответил Майкл.
— Что он сказал переспросил мужчина. Сара пожала плечами в ответ.
— Не знаю. Бредит, наверное. Увеличь дозу. У него жар.
— Его звали Стивен, — все так же тихо повторил Майкл и улыбнулся, когда почувствовал, что засыпает. И он едет по дороге без конца
Гектор Шульц

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *