«Дай ей шанс. сказал отец накануне. Умоляю, ты взрослый парень. Дай ей шанс».

«Дай ей шанс. сказал отец накануне. Умоляю, ты взрослый парень. Дай ей шанс». Женя стиснул челюсти так, что зубы заболели. Он сидел на лавке школьного стадиона. Уроки закончились. По зелёному

Женя стиснул челюсти так, что зубы заболели. Он сидел на лавке школьного стадиона. Уроки закончились. По зелёному полю старшеклассники гоняли мяч.
«Дай ей шанс».
Само собой, отец говорил о Сон. Об этой сюсюкающей дамочке с кожей цвета зефира, с засахаренной улыбкой и вишнёвыми радужками. Такая миниатюрная, что упитанный Женя казался слоном на её фоне. Она пришла в их жизнь и заполнила просторную квартиру своими растениями, запахами, ужимками. Увивалась вокруг и норовила то погладить пасынка, то ущипнуть за бочок.
Фу!
Сон была азиаткой. Натуральной кореянкой, с которой его папа познакомился в интернете. Поначалу это было прикольно. В первую очередь потому, что Сон находилась далеко. Виртуальная мачеха. Не станет же она действительно переезжать к ним из Бусана
А она переехала. Крутилась под ногами, зубрила русский и кулинарные книжки.
Шанс…
Женя повертел в руках красную коробку с наклейками «Стражей галактики». Сон называла её пафосно «ланчбокс». Вчера и позавчера, и раньше Женя выбрасывал содержимое коробки в овраг за школой, даже не разглядывал. Но сегодня он был по-настоящему голоден. Карманные деньги истратил на игры, жвачку и сок, а возвращаться домой не хотелось. Он отщёлкнул пластиковую крышку. В коробке лежали обвёрнутый салфетками сэндвич и сочное яблоко.
Женя зачавкал, осыпая футболку хлебными крошками.
«Неплохо», вынужден был признать.
От обеда остался лишь огрызок яблока. Вдруг Женя почувствовал себя предателем. Будто, слопав сэндвич, он отрёкся от мамы. Мамы, которую и не помнил почти.
А бабушка повторяла, что жизнь продолжается и отец имеет право на счастье, после стольких лет
Женя рассеянно смотрел в коробку. У ланчбокса было двойное дно. Откинув пластиковый карман, мальчик обнаружил десерт. Самодельные конфеты, творожно-банановые отец называл их «знаменитые сладости Сон». Зачем корпеть над тем, что можно купить в магазине
Женя потянулся к коричневым кругляшам, но рука застыла в сантиметре от кокосовой стружки. Конфеты разговаривали. Перешёптывались между собой, и нагнувшись, Женя понял, бледнея, что говорят они по-корейски.
После алгебры Женя, как обычно, притопал на стадион. Конфеты, выброшенные вчера под лавку, пропали. Голуби быстро склевали угощения.
Но что это было на хрен
Галлюцинации Какой-то акустический эффект Сон
Женя поднял красную крышку с Грутом, Таносом и Ракетой. Понял через минуту, что прислушивается к груше и бутерброду. Размышляет о парнишке, который, по словам приятеля, свихнулся из-за частой дрочки.
Может Сон не такая и мерзкая Она ведь симпатичная. Наверное, любит отца и искренне хочет понравиться пасынку. Готовит вкусно, особенно десерты. Меренговый рулет с арахисом, медовики, баунти
Женя разъял сэндвич на две половины. Между ломтиками жаренного хлеба потянулись нити сладкого спреда с лесными орешками. Жене показалось, что земля уходит из-под ног, лёгкое тело воздушным шаром воспаряет в голубые небеса. Ланчбокс соскользнул с колена и из нижнего отсека на асфальт вывалилась шарлотка.
У сэндвича был язык. Липкий, покрытый нутеллой, мясистый отросток торчал из хлеба и извивался, разбрызгивая слюну. В горле Жени заклокотало. Он отшвырнул языкастую гадость. Краем глаза уловил какое-то движение.
Шарлотка подползала к его ступне, помогая себе волосатыми паучьими лапками.
Женя, вереща, ринулся прочь, а старшеклассники оборачивались и смеялись.
Ты почему не кушаешь спросил за ужином папа. Раздобревший и какой-то лоснящийся, он уплетал фруктовый пудинг. Сон стояла у плиты, таинственно улыбаясь. В стакане позвякивали кубики льда. Из-за язвы или чего-то подобного, Сон не пила горячий чай и ела только остывшую пищу. Литрами вливала в себя холодный морс.
Живот крутит, соврал Женя. Он таращился в тарелку, ожидая, что пудинг заговорит или отрастит лапы.
Кому добавки поинтересовалась Сон.
Мне! звонко сказал папа.
Женя едва успел спрятать чипсы под одеяло. Сон вошла в комнату, с ней явились ароматы корицы, имбиря, малинового варенья.
Чего напрягся пасынок.
Сон присела на край кровати. Рукав атласного халата щекотал Женину кисть. По коже мальчика побежали мурашки.
Знаешь, сказала Сон с мягким акцентом, Когда я болела, бабушка пекла куки как это Печенье.
Сон вручила пасынку душистую фигурку. Пряничный человечек улыбался нарисованным ртом.
Мы будем дружить, Сон наклонилась и поцеловала Женю в лоб. На миг он ощутил, как её маленькие груди упёрлись в его плечо.
Мачеха удалилась, оставив богатый запах и съедобный презент. В желудке Жени заурчало. Он смотрел, не моргая, на пряничного человечка. Печенье, не моргая, смотрело на него. Потом глазурный рот округлился и ощетинился глазурными клыками. Человечек зарычал.
Женя стиснул кулак, ломая печенье.
Расследование привело его в тёмные глубины интернета, в потаённые закоулки сети: на вторую страницу предложенных гуглом ссылок. Там он нашёл корейскую сказку о злой колдунье, которая подселялась в чужие дома и закармливала людей сладким рисом и тягучим ётом. Как только бедолаги засыпали, колдунья высасывала их дыхание. Победил чудовище богатырь, рождённый от женщины и священной горы Мен-сан-сорги. Прознав, что у ведьмы ледяное нутро, он хитростью заманил её к горячему источнику и бросил в воду. Убийца растаяла, будто рафинад.
Чтение сказки так увлекло Женю, что он добрёл, по привычке, к холодильнику и, не отлипая от телефона, сунул руку в поисках чего-то вкусненького. Опомнился, погрузив пальцы в ягодное суфле.
Холодильник был забит до краёв десертами. Сладости копошились на блюдцах. Суфле разевало ротик, пытаясь засосать пальцы ошарашенного мальчика. Клубнично-сливовое желе вытягивалось жгутиками. Панна котта шипела, как змея.
Писклявые голоса обрушились на Женю. Они ворковали, угрожали, увещевали.
Женя захлопнул дверцы и увидел Сон, попивающую морс у окна.
Доброй ночи, сладенький, пропела мачеха.
Женя, не ответив, засеменил в спальню.
Последней каплей стало слово на букву «Ш». Отец употребил его, доверительно рассказав Сон о смерти Жениной мамы. Женя подслушивал, сидя в коридоре, сдерживая слёзы. Мама сказал отец покончила с собой. Отравилась горькими таблетками из-за диагноза, который поставили сыну врачи. Слово на букву «ш».
Разве, спросила ведьма, он не должен учиться как это… в специальной школе
Он уже выздоровел. сказал отец.
Позже Женя зашёл на кухню и смотрел, как по столу ползают куски шоколадного торта. У них были членистые лапки и жала скорпионов.
Женя вынул из ящика нож, задумался, и бросил его обратно.
За полночь он прокрался в папину комнату. Отец похрапывал, отвернувшись к стене. В полумраке прорисовывалось лживое безмятежное лицо ведьмы. Чёрные волосы разметались по подушке, халатик распахнулся, обнажив белое тело.
Стараясь не дышать, Женя нагнулся над мачехой и прищемил её нос большим и указательным пальцами. Сон распахнула глаза, разлепила губы. Посмотрела на Женю изумлённо. Но вместо Жени увидела могучего богатыря.
Носик чайника ткнулся в жемчужные зубы ведьмы и кипяток хлынул в её горло.
Богатырь захохотал.
Максим Кабир

 

Источник

Обсудить историю

  1. Трофимова Оксана

    Мда… Но читается легко, интересно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *