Смотрела старые клипы, и напало на меня лирическое настроение.

 

Смотрела старые клипы, и напало на меня лирическое настроение. ... В 12 лет ко мне стали обращаться подруги с конфиденциальным разговором: - Тут это.. Женя с соседнего района с тобой ходить

… В 12 лет ко мне стали обращаться подруги с конфиденциальным разговором:
— Тут это.. Женя с соседнего района с тобой ходить хочет (у нас никто не говорил «встречаться», оно и правильно: в нашем городке только ходить туда-сюда, где мама гулять разрешает). Все уши своей соседке Катьке прожужжал, как увидел тебя. Говорит, что ты — девушка из его снов. Соглашайся, а
А я хз, кто это. У меня ж зрение с детства плохое, к тому же я очень стеснительная была.
— Не-не, — говорю. — Мне учиться надо.
Два двора, наш и его, пристально следили за развитием событий. Тогда вам не щас: это было нечто вроде международных переговоров. В чужом дворе можно было получить по морде только за то, что мимо проходил. А если парень приходил к девушке — это была уважительная причина. С ним на кортах беседовали местные, и давали/не давали добро на посещения.
И снова ко мне приходила делегация парламентеров, уже во главе с Катькой:
— Он тебе стихи пишет. Любит тебя очень.
— Но я не хочу!
— А ты попробуй. Он хороший, мой лучший друг.
В общем, уговорили меня всем табором, назначили день смотрин.
Толпа с их стороны, толпа с нашей.
Я в тот день поставила рекорд по «пионерскому расстоянию», то есть дистанции. Десять метров.
Компания растянулась в цепочку, и вот Женя меня нагнал и завел разговор:
— Я тебе нравлюсь
Это было так неожиданно, что я сдуру удивлённо брякнула:
— Нет.. — (имея в виду, что мы ж вот только впервые разговариваем, откуда симпатии-то взяться)
— А зачем же ты тогда согласилась встретиться — поразился Женя.
И тут я снова как серпом по яйцам:
— Меня Катя уговорила.
Потрясенного и оскорбленного Женю увели, а его двор окрестил меня стервой. Разразился политический скандал. Только благодаря тому, что моя подружка-соседка была «разводная», женины подруги не вызвали меня на дуэль.
А драться наши девочки умели лихо.
— Ты понимаешь, что ты опозорила его перед всем двором — выговаривала мне потом Катька. — Но знаешь, ты меня удивила. Оказывается, можно отказаться, если тебе не нравится человек… Даже если все вокруг настаивают.
Собственно, я с тех пор не очень изменилась. Такая же внезапная и неуклюжая, как топор.
Фернанда Манчини

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *