Бандит

 

Бандит В ту зиму много снега выпало у нас. Сугробы намело такие, что половину окон первого этажа завалило, замучился откидывать. Потом морозы пошли. Что поделать - зима, Сибирь.. Заглянул

В ту зиму много снега выпало у нас.
Сугробы намело такие, что половину окон первого этажа завалило, замучился откидывать. Потом морозы пошли. Что поделать — зима, Сибирь..

Заглянул мимоходом ко мне знакомый охотник, погремел лыжами в холодном коридоре, бросил рюкзак на пол, поставил рядом ружьё в уголке.
Саня — хороший парень, всегда мне чо-нить из леса притащит — то сучёк смешной, то лосиный рог.
Ну ладно, стою, жду, что на этот раз припёр мне Санёк, чем удивит, порадует И он удивил. Протягивает мне полотняную сумку, сам лыбится: «На, говорит, тебе, дохтур дурболит, ещё одного доходягу. Может и не жилец уж, так всё одно — попытаться-то нужно реанимировать этого самоубивца. Прикинь, прям под ноги упал.»
Да и не мудрено, голодно сейчас в лесу то. Орехов неурожай нынче был, запасов птица не сделала, вот и, видать, голодный обморок с ним случился.
— Да кто же там Выхватываю сумку, открываю.. Осспади, хто же это такой то
Небольшая пичуга, размером с худенького поджарого голубя, взъерошенная красноватая шапочка, голубые перья на крыльях, сердитый глаз на меня из сумки смотрит. «Да это же сойка», — говорю, «Самец пожалуй,да.»

Птица еле шевелилась и даже закрыла один глаз, видать уж с белым светом прощалась. Серёга пошел на кухню чай ставить, а я к холодильнику. Вытащил кусок фарша говяжьего, пытаюсь клюв разжать, покормить бедолагу. «Серый», — говорит, — «ты чо Бесполезно это, знаешь, какой клюв у них крепкий, они же шишки им лущат, аж шалушки в стороны летят.» Попробуй, говорит, водой сперва напоить его.

Я сунул птицу клювом в кружку с водой — бесполезно, не пьёт. Голову набок склонил, наверное помрёт, думаю. Ну что делать-то Положил бедолагу в фанерный ящик, подстелил под него тряпку, поставил к батарее, сидим с Серым, чай пьём. Через какое-то время зашебуршало в коробке, отогрелся птах, знать-то. Ну, думаю, один фиг напоить его надо, взял аквариумный шланг со стеклянной трубкой на одном конце, набрал в него воду и, чтоб не пугать птицу, стал капать водой на клюв.

Тут птах встрепенулся, поднял голову, глянул сердито на меня обоими глазами и стал пить. Мы с Серёгой обрадовались — пьёт, значит жить хочет, значит будет жить. Я покидал кусочки фарша в ящик — ест, да жадно так, как будто всю жизнь фаршем питался. Ну ладно, тут Серый домой засобирался, пожелал мне успехов в воспитании дикаря, я и не заметил, как он и ушел-то, всё внимание было на птицу. Никогда не видел так близко соек я. Интересная это птица, внимательная… идёшь по её владениям лесным, орёт, летит за тобой, всех предупредит, что чужой в лесу.

Ну а ты, говорю, чего, наелся или нет Может, ещё мяска хочешь И в руке кусочек фарша держу. Тут лесной бандит встрепенулся, взлетел мне на руку и стал яростно выковыривать мясо из кулака. Голод то не тётка, да и наглости, похоже, у моего гостя не занимать. Его сильные когти впились в кожу руки с такой силой, что чуть не до крови. Вот и ладушки, много-то нельзя, говорю, хватит, зажимаю кулак, а этот бандюган, даром, что только что помирал, стал с такой силой еду добывать, что я и засомневался в его слабости.

Аферист ты, говорю — мало того, что охотника подпряг, обманул, теперь в дом ко мне забрался. )) Да чего уж там — живи, места всем хватит. Так и поселился у меня этот бандюган.

 

Клетки не было никакой дома, так стал жить. Свободно летал везде, но всегда возвращался на выбранное место — на край гардины в углу комнаты. Я ему там потом ветку приделал, а внизу на пол газетку постелил. Прижился он у нас крепко, быстро оборзел и стал еду отовсюду красть, запасы делать. За ковром была спрятана украденная из кухни котлета, да что там — в любой щели еда была.

Начну вытаскивать, а этот гад летает вокруг и так громко орёт, что уши закладывает прям. Бандит воровал еду из-под носа собаки, на лету мог сдёрнуть пельмень с вилки, прилетал на обеденный стол и крал всё, что мог. Он следил за всем и за всеми в доме с высоты своего места, особых хлопот не доставлял, и мне было радостно, что вот не замёрзла в лесу эта красивая и забавная птаха. Так мы дожили до весны, стали уж распускаться почки на берёзах, и наш жилец запел. Песенка его была необычной, думаю, это был сбор разных трелей птичьих подслушанных в лесу. Но оканчивал он свою песенку всегда одинаково — диким и невероятно громким «мяуу»!))

Потом он придумал летать по диагонали комнаты со своего места в угол, где стояла моя кровать, там он отталкивался ногами от стены, перекувыркивался, мяукал и летел обратно. Всё бы ничего, но мне ведь, скажем, и отдохнуть хотелось бы после ночной смены то, но бандюгана это не касалось. Он исполнял свой дикий весенний танец, пел песни и его мало что волновало вообще.

Однажды придя домой я обнаружил преступление. Бандит напрочь убил мою королевскую бегонию, красу и гордость. С горшка свисали вдрызг измочаленные порванные листья, а стеблей и вовсе не было. Вот интересно, чем она ему не угодила-то Ведь всю зиму он старательно облетал стороной цветок. Вероятно это изменение в его поведении означало, что пора бы и на волю уже. Я специально его не приручал, не брал в руки, он так и остался полудиким, ведь я не собирался его оставлять у себя навсегда. Зачем оно мне

Он вольный птах, а вольному-воля, и открыл окно настежь. Солнце светило вовсю, тепло уж было — лети, бандит, пой песни в лесу. Но он забился в свой угол и испуганно оттуда глядел на меня. Думаю, может, боится Вышел из комнаты, вернулся через час — всё тщетно. Бандит сидел там же, где и был. Он отвык от яркого дневного света, от простора. Ну да ничего, я стал чаще оставлять окно открытым и однажды, зайдя в комнату, увидел бандюгана сидящим на подоконнике. Он обернулся на меня и вспорхнул на куст ирги под окном. Долго сидел на раскачивающейся ветке, я думал, может, вернётся, сходил за мясом, хотел приманить его назад, но он резко мяукнул и полетел. Улетел он. Ну и пусть.

Так и должно было случиться, я же этого и хотел, но вот прям опечалился в тот момент даже. Под окном в огороде всегда стоял широкий стол, на нём я всегда выкладывал угощение прилетевшим с юга нашим птицам. Ведь бывает ещё холодно, мошек-комаров то нет, а птицы уже тут. Туда и насыпал всего разного опять, может, думаю, бандит прилетит проголодавшись Не прилетел в тот раз, но увидел его позже, уже летом, на заборе. Соек то в посёлке отродясь не было, а тут — на тебе, сидит раскрасавец, живой-здоровый, вот и радостно, вот и ладно, выжил птах, всё хорошо значит..)

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *