Диджей 3

 

Диджей 3 Вместе с холодами к сибирскому мегаполису упрямо приближался Новый год. Не то, чтобы Почкину было грустно ночами работать таксистом. Наоборот, успокаивало нервы, но вот встречать

Вместе с холодами к сибирскому мегаполису упрямо приближался Новый год. Не то, чтобы Почкину было грустно ночами работать таксистом. Наоборот, успокаивало нервы, но вот встречать праздник одному в машине, даже при условии двойной оплаты счетчика…

Он набрал школьного приятеля и, по совместительству, директора радиостанции.

— Ну, здравствуй, Петя! Думал обо мне

— Привет, Почкин. Я сейчас ем курицу-гриль и только о тебе и думаю. Перехожу к бедрам. Как ты Как твои бедра – директор радиостанции засмеялся, думая, как тонко он пошутил, переведя разговор из гастрономической плоскости в какую-то другую.

Почкину неожиданно стало жалко курицу-гриль и почему-то свои бедра.

— Петя, душа требует праздника. Можно я приду на новогодний корпоратив радиостанции

— Бабу захотел

— Да!

— Можно! Только веди себя прилично. Будет собственник с супругой. Чтобы даже не появлялся в зоне их видимости.

— Спасибо, Петя! Геннадия Харитоновича буду за километр обходить. Мне того раза хватило, когда он меня за мои тату спросил. А потом на груди свои купола показал. Всё чётко мне объяснил. А я ему за своих львов и надписи на латыни — не смог. Конфуз был знатный, да. Зато теперь я знаю, как такие, как они, называют таких, как я.

— И как

— Петушара. Смешно, Петя

— Очень. До субботы. Голову помой.

Всю неделю Почкин готовился к корпоративному Новому году: слушал в машине Merry Christmas collection. План был простой, но действенный. Бухнуть и, как только включат его любимого Fatboy Slim’а, он начнёт удивлять всех танцем. Ноги-то помнят. Потом какая-нибудь фея с бухгалтерии обратит на него свой взор и, вуаля, дальнейшее — дело техники. Он переживал, что делать, если на него вожделенно посмотрят несколько дам. Проблема выбора всегда тревожила Почкина.

Настал тот самый день. Почкин два раза вспенил любимый шампунь с ветивером на остатках некогда пышной шевелюры. Надел чистую майку всего с двумя жирными пятнами и с надписью «Rave me». Корпоратив гуляли в кафе «Jazz me». Дважды «me» Почкин воспринял как знак. Недолго ему мучиться в одиночестве. Уже на входе Почкин понял, что где-то скрывался подвох. Все дамы были в коктейльных платьях. Мужчины – ну точно не в майках. Ааа, джазовая вечеринка. Но Почкина были рады видеть все. Он говорил, что уехал в Штаты, у него там почему-то свое собственное agency и лэйбл. Нравились ему эти два слова. А здесь он так… проездом.

Ему хотелось придерживаться своего плана. Замахнул водки. Диджею сунул 500 рублей, неожиданно для всех зазвучал Rockafeller Skank. Сто человек непонимающие уставились на танцпол. На нём появился полноватый мужчина в фиолетовой майке, который прыгал и дёргался так, что казалось, у него — конвульсии. Почкин танцевал как в последний раз. Он вспоминал юность, по идее к нему должны были подтягиваться на танцпол люди, но никого рядом не было. Он пропрыгал всю песню один. Услышал громкое, на весь зал: «Петушара!». Голос был знаком. Почкину ничего не оставалось делать. Только пить.

После третьей зазвучал джаз, и люди пошли танцевать. Танцы были очень странные. Мужики в прямом смысле терлись о женщин. Женщины тоже терлись. Почкин подошёл к Пете.

— Петь, это, бля, чо за порно

 

— Почкин это бальбоа. Танец любви и страсти.

— Это ж моё.

Почкин понял, что нужно атаковать. Он выпил ещё рюмаху и двинулся к танцполу. Он подходил к каждой женщине и начинал тереться своим тазом. Как правило, женщины быстро уходили. Но вдруг кто-то прошептал ему в ухо: «Это всё, на что ты способен». Почкин терся ещё чаще и быстрее. Более того, пустил в ход руки. Его подзадоривали: «Ещё, ещё». Наконец-то, подумал Почкин, Дед Мороз таки подарит Почкину секс в этом году! Он терся так, что казалось сейчас их тела загорятся. Почкина взяли за ухо и куда-то повёли. Страстно, подумал он. Надо потерпеть. Потом Почкин увидел перед собой лицо Геннадия Харитоновича и начальника службы безопасности.

— Слышь, петушара, ты зачем к моей жене приставал

— Это бальбоа, танец любви.

— Ща будет тебе танец любви….

Почкин не сразу вышел на смену. Где-то неделя ему понадобилась на восстановление.

* * *

Был предновогодний вечер. Почкин сидел в машине, ждал очередной заказ. Нестерпимо хотелось праздника. Неожиданно на телефон пришло сообщение:

«Мне ваш телефон дал Петр. Я супруга Геннадия Харитоновича. Мне нужны услуги персонального водителя-массажиста. Два раза в неделю.»

Почкин аккуратно потрогал больную челюсть. И ответил.

«Согласен, только при условии трех раз в неделю.»

Сразу пришёл ответ.

«Вы себе льстите. Вы приняты. Завтра в 11.00.»

Почкин погладил на руке надпись на латыни: «Что нас не убивает, делает сильнее» и сказал куда-то вправо и вверх:

— Спасибо, дедушка Мороз!

Александр Бессонов

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *