Жили были три академика: Питер Богоссиан, Джеймс Линдси и Хелен Плакроуз.

 

Жили были три академика: Питер Богоссиан, Джеймс Линдси и Хелен Плакроуз. Жили они не тужили, преподавали в университетах, пока чума страшная не напала на гуманитарные и социальные науки.

Жили они не тужили, преподавали в университетах, пока чума страшная не напала на гуманитарные и социальные науки.
«Откуда взялись эти странные преподаватели, внушающие студентам полный бред, и эти «исследования», доказывающие очевидную ересь» подумали они.
Исследования начинают жизнь в специализированных журналах, где их публикуют только после тщательной проверки специальной комиссией. Но опубликованный автор уже считается авторитетом в своей нише, а исследование — собственно «правдой».
С тем только исключением, что свежие социогуманитарные «правды» академикам показались совсем неправдивыми. И решили они исследовать исследования, а точнее процесс их публикации.
Они стали писать работы, в которых «доказывается» то, что судя по публикациями, научный гуманитарный мир хочет видеть правдой.
Например, что «мужчин надо воспитывать по тому же принципу, как воспитывают собак, потому что они все — потенциальные насильники и женоневистники».
Академики привели в качестве доказательства «наблюдение» за спаривающимися собаками в парках Орегона, интервью с владельцами, и так далее.
«Работу» не просто опубликовали — ее назвали «примером для других» и разместили в юбилейном выпуске научного журнала.
Другая диссертация доказывала, что «в бодибилдинге должен быть разряд для людей с ожирением, потому что «толстое тело — тоже построенное тело».
Тоже опубликовали, как «научно доказанную гипотезу».
Они стали раздвигать границы допустимого, осознав, что явно недооценили современную научную мысль.
Следующая работа была…частичной переписью «Майнкампф», только они слова «евреи» заменили на «белые мужчины».
Работу отвергли по единственной причине — она была написана от лица «белой лесбиянки», и по мнению комиссии «автор слишком много говорит о себе, и недостаточно — о расовых проблемах». Ну да, автор то действительно о себе был немалого мнения…
Следующим троллем тоже была перепись «Майнкампф», только там надо было доказать величественность феминизма, и слова «наша партия» (надо напоминать, о какой партии речь) были заменены на «феминизм» с легкой контекстной коррекцией, чтобы по смыслу билось.
И тоже комиссия приняла.
Последней принятой работой перед разоблачением разгулявшихся профессоров была эпическая «Лечение гомофобии через задний проход», где «исследования доказали», что если мужчине-гомофобу вставлять фаллоподобные предметы в анус, у него значительно снижаются проявления гомофобии.
Комиссия научного издания сочла сие открытие гениальным, и пропустила работу в академический мир.
В ходе этой академической садомии Богоссиан, Линдси и Плакроуз поняли вот что:
В социальных «науках» нынче нарушается принцип «гипотеза — эксперимент — заключение».
В них гипотеза является и заключением, а факты и результаты экспериментов притягиваются за уши, чтобы доказать «правоту гипотезы».
Если эксперимент явно опровергает гипотезу, ему вешают ярлык «расизм / сексизм / гомофобия / мизогония / патриархат» (нужное подчеркнуть).
Гипотезы же формируются на основании «проблематизации»: умении видеть социальную проблему даже там, где ее нет, даже за счёт создания реальных проблем.
Они приводили пример реального опубликованного исследования «как острые крылышки в меню ресторана подтверждают, что в Америке доминирует патриархат».
Так что если вас будут давить авторитетом какого-нибудь Американского исследования на остросоциальные темы, помните, что согласно опубликованным исследованиям мужчин нужно сажать на привязь, гомофобия лечится анально, а реальные авторы материалов вполне могут иметь за плечами преступления против человечества.
По крайней мере такого рода «научные доказательства» получают билет в академический мир нынче.

 

Olga Reinholdt

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *