«Ведь если женщины ходят, значит, это кому-нибудь нужно», подумал Петр Никифоров и тут же решил заняться изданием эротического журнала

«Ведь если женщины ходят, значит, это кому-нибудь нужно», подумал Петр Никифоров и тут же решил заняться изданием эротического журнала Правда, фотографироваться для журнала сразу почему-то никто

Правда, фотографироваться для журнала сразу почему-то никто не бросился. Даже проститутки. Да мы чё, проститутки, что ли фотографироваться Сразу отрезали проститутки, ты иди свою жену фотографируй, дали дельный совет ночные красавицы.
«А почему бы и нет» подумал Петр и вышел с соответствующим предложением к жене. Он кратко описал ей свою задумку и обозначил название журнала «Плечо».
Ну, при чем здесь плечо сразу заругалась Мария.
Так не жопа же, возразил Петр, хотя она, конечно, тоже красивая, если не моя.
Во время уговоров сняться для эротического журнала Мария два раза сбивала Петра с ног пощечиной, три раза краснела, один бледнела, а потом сказала:
Да и хрен с ним, со статусом. Уж лучше под объектив к мужу, чем на панель. Жрать-то что-то надо.
На следующий день Петр назначил Марии фотопробы. Ровно в одиннадцать ноль-ноль он закричал:
Следующая!
На пороге его комнаты возникла Мария. Она с волнением опустила глаза под строгими взглядами Петра.
Раздевайтесь пока, предложил Петр, я аппаратуру подготовлю.
Он по-деловому чистил тряпкой фотоаппарат «Смена».
Да догола! Мне зачем скрытые дефекты добавил Петр.
Мария сняла с себя все остальное. Петр отвлекся от фотоаппарата, взглянул на жену и замер. Она стояла, стыдливо прикрываясь руками, но рук-то было всего две. Короче, первые фотопробы закончились по согласию сторон.
После третьей попытки начать фотопробы Мария спросила:
Петя, ну как, подхожу я под фотомодель
Ты-то подходишь. Да я, видать, в фотографы не гожусь. И как они там в «Плейбое» работают Это ж какую нечеловеческую силу надо иметь, чтобы сдержаться. А может и они..
Первая серия эротических снимков была готова через два дня. Совсем обессилевший от фотосъемок Петр сидел за столом и перебирал фотографии.
Мария стояла, облокотившись рядом, и оба внимательно рассматривали получившуюся эротику.
Слышь, Петя, а я ведь ничего себе, полненькая, аж отсвечивает.
Да уж, поегозился Петр на стуле.
Петя, а если меня узнАют, тебе же стыдно будет.
Чего стыдиться-то красотищи такой Нормально.
А мне стыдно. Может, мне нос подрисовать, чтоб не узнали.
Куда уж подрисовывать хобот будет.
Тогда давай подотрем, уменьшим.
А вот это мысль… Эх, еще бы парочку фотомоделек отснять, журнал бы получился классный, посетовал Петр, инстинктивно понимая, что разнообразие сильнее красоты.
Это кого — еще строго спросила Мария.
Может, тещу
На пороге комнаты неожиданно возникла теща. Она открыла дверь своим ключом и, как говорят, застукала дочку с зятем с поличным.
Ну, вы совсем с ума сошли от безработицы. Инженер, учительница а чем занимаетесь Вы еще меня пофоткайте! Да я три войны прошла бы, если бы пошла. Да Бог дал ума сразу поехала к немцу, в лагерь. Пусть не в пионерский, зато сейчас от них пенсию получаю 100 марок. Дак хоть вас кормлю.
Мама, вы не волнуйтесь, вежливо прервал Петр тещу, это все законно, мы зарегистрируем журнал, будем платить налоги.
Теща посмотрела на Петра, сказала «э-э-эх!», положила на стол с фотографиями 50 марок и ушла.
Через месяц в подземном переходе к вокзалу, поеживаясь от холода, стояли Петр и Мария, держа за уголки журнал «Плечо» с обнаженной Марией на обложке, правда с курносым носиком. Из потока снующих туда-сюда граждан нет-нет да и подходили интересующиеся. Два кавказских лица цыганской национальности сразу попросили полистать журнал.
А почему в журнале женщин мало, всего один Нам много надо, спросило первое лицо.
А второе сказало:
Один, но очень симпатичный женщин. Адрес не дашь
Мария покраснела и отвернулась. А Петр ответил:
Адресов у нас не имеется. Если хочешь покупай и просто любуйся.
Лица взяли по десять экземпляров на каждое лицо.
Затем подошли два подростка.
Смотри, смотри, голые тётеньки, Сказал один другому. Петр сразу предупредил их:
Ребятки, вы еще молодые эротику покупать.
На это один из подростков веско возразил. Он достал финку из кармана, выщелкнул лезвие и сказал:
Вообще-то мы у вас и отобрать все можем, но мы люди честные, купим за деньги.
Однако купля не состоялась, потому что юные рэкетиры увидели подходящего милиционера и скрылись. Милиционер козырнул и представился:
Сержант Козыряев. Чем торгуете.. А почему женщины голые и все видно
Петр пояснил:
У нас эротическое издание. Мы так зарегистрированы, нам в одежде показывать запрещается.
Сержант полистал журнал и сказал:
А может, это порнография Кто определит
А кто определит растерялся Петр.
А в этом переходе определяю я, сержант покрутил в руках журнал, Вот я и определяю, что это порнография. Я могу бабу в фуфайке и сапогах с кувалдой на плече определить, как порнографию.
А если так Петр протянул сержанту купюру.
Тот посмотрел ее на свет, разгладил и ответил:
Ну, если так, то это эротика. Но только до конца моей смены…
… Два года спустя в своем просторном офисе Петр Петрович Никифоров проводил оперативку.
Слово держала главный бухгалтер:
Я уже не могу, Петр Петрович. Мы с кассиром деньгами мозоли на пальцах натерли, впору на инвалидность идти. Нужны машинки для подсчета денег.
Берите, сколько надо из кассы и покупайте.
В кабинет бесшумно, как кошка, заглянула секретарша и промурлыкала:
Петр Петрович, вас директор механического завода к телефону. Они хотят вас выдвинуть кандидатом в депутаты в областную Думу.
Да за что меня-то Я никого не обманул, ни у кого не украл.
А он говорит, хитро прищурилась секретарша, что вы сексом занимаетесь, а это тоже мерило.
Да не сексом, а,.. ну да ладно, скажи ему, Леночка, что я согласен, пусть позже перезвонит Теперь, фотоцех. Доложите обстановку, Илья Абрамович.
Безумной интеллигентности мужчина средних лет с длинными седыми волосами ответил:
Все нормально, Петр Петрович, фотографируем.
А почему нашей ведущей модели Ирины давно не видно
Приболела она по-женски, зуб у нее болит… Ну, и еще у нее проблема, забеременела слегка на работе.
Вы что, смеетесь В ваш цех контейнер презервативов привезли из Италии, а вы У вас фотографы не соблюдают правила гигиены труда и промышленной санитарии на производстве
Фотограф новенький был, перепутал презерватив с противогазом.
Производственный отдел, докладывайте.
Ухудшилось качество печати в типографии. Читатели жалуются, что грудь с задом путают, и это мешает сосредоточиться на главном.
Какой видите выход из положения
Надо поднимать цену на журнал.
Правильное решение.
На первое заседание областной Думы Петр Петрович собирался с неохотой. «За каким чертом мне это надо» думал он. На всех встречах с избирателями он говорил им, что его выбирать в Думу ни в коем случае нельзя, что ему некогда думать о народе и даже о себе некогда. Но все имело обратный результат. Чем больше он рассказывал о себе отрицательного, тем больше любили его люди.
Заседание Думы началось с того, что после слов председателя «…разрешите считать открытым», все депутаты повскакивали с мест и бросились к микрофонам. В свалке микрофоны переходили из рук в руки.
Ну, почему мэр города ворует, возмущался один депутат, а я не имею такой возможности Где же справедливость!
Другой кричал:
Я знаю, как помочь людям! Надо у них сначала все отобрать, чтоб было чем помогать!
Успокоились разбушевавшиеся депутаты лишь тогда, когда председатель зачитал послание Президента Думе. Дословно текст послания звучал так:
«Пошлите вы все на…!» Споры разгорелись по последнему слову. Одни говорили, что это слишком далеко. Другие что даже близковато. Сошлись на компромиссе и записали в решении: «В целом послание Думы Президентом поддержать, но после слова «на…» читать «…расстояние не более десяти километров от кольцевой дороги».
За эту формулировку проголосовали единогласно и разошлись.
В Нью-Йорке на всемирный симпозиум эротических изданий все магнаты слетались на собственных самолетах. Прилетел на своем и Петр Петрович. Хвостовое оперение его «Боинга» украшала эмблема Никифоровской империи оголенное плечо, неизвестно чьего пола и происхождения.
Вернулся из Америки Петр с тяжелым чувством. Там короли эротики всего мира снисходительно похлопывали его по плечу, тыкали пальцами в «Плечо» и учили, как надо жить. Даже китайцы.
Неделю прожил Петр Петрович на родной земле молча и наконец решился на эксперимент выпустить журнал экстра-класса. В России это сделать было невозможно, потому что пришлось бы вначале переделать всю политику, экономику и людей. Журнал вышел за границей.
И вот наконец на рабочий стол Петра Петровича лег роскошный, богатый, играющий красками и глянцем номер «Раззудись, Плечо! -суперлюкс». Но Никифорову было почему-то грустно.
И неспроста. Журнал так никого и не заинтересовал. Его просто не покупали. Не та жизнь, не те люди, не те женщины. Как далеки они были от народа. Да и цена на глянец была отпугивающая.
Что будем делать, Маша Я разорен, решился однажды сказать супруге Петр.
Ну, наконец-то! развеселилась Мария, хочу к морю.
Сейчас супруги Никифоровы живут на Кипре. От перемены климата у них родилась двойня, сыновья. Одного они записали греком-киприотом, другого турком-киприотом, так, на всякий случай.
Журнал «Плечо» в России процветает, но уже в интернете. Петр поручил руководство журналом Николаю, своему бывшему завгару, потому что тот хорошо понимает, что именно надо народу. Сам Никифоров частенько приезжает по делам. Но все-таки предпочитает тосковать по Родине и снегу на Кипре.

 

Источник

Обсудить историю

  1. Васильева Марина

    не, и не юмор, и не смешно
    но фотка тётеньки милая

  2. Горденчук Владимир

    Интересно, прикрывает рот и еще одно место..
    А на грудь?где третья рука?

  3. Тимохина Лиза

    Улыбнуло))??

  4. Гашибаязова Наталья

    Мило

  5. Сергеева Ирина

    ???

  6. Баскакова Екатерина

    Не понравилось?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *