Клоун Боря любил воздушную гимнастку Лизу. Он мог часами смотреть на ее полеты под куполом, мечтая о том, как она обхватывает его тело крепкими ногами.

 

Воздушная гимнастка Лиза не любила клоунов. Особенно клоуна Борю, чье лицо, по ее мнению, становилось еще глупее после того, как он снимал грим. Воздушная гимнастка Лиза втайне любила укротителя Хлыстова. В ее мечтах они занимались любовью на жесткой соломе в клетке. Хлыстов не снимал своих кожаных брюк и таких же длинных ботфорт. Он был жесток и бил гимнастку Лизу своей плеткой. От этих фантазий у Лизы кружилась голова, что было небезопасно для ее профессии.

Укротитель Хлыстов действительно предпочитал кожаную одежду и порой не снимал ее даже на ночь. Однако вместе с тем его душила страсть по дирижеру оркестра Свистунову. Выступая на манеже, укротитель Хлыстов снизу не видел музыкантов, только спину дирижера. Фрак дирижера Свистунова был несколько маловат, и его шлицы топорщились в стороны, оголяя толстую попку. От этого зрелища укротитель Хлыстов терял концентрацию, что было чревато при его профессии.

Дирижер Свистунов не считал себя педерастом, хотя для того, чтобы занять должность дирижера в цирке ему однажды пришлось пойти на компромисс. Дирижер Свистунов склонял к близости толстую виолончелистку Жанну. Дирижируя, Свистунов не мог оторвать взгляд от ее огромной груди, которая терлась о гриф виолончели в такт движениям смычка. В такие моменты он представлял себя на месте виолончели и от этого переставал двигать руками, что вводило в замешательство музыкантов.

Виолончелистка Жанна, подобно многим полным женщинам любила мужчин худых. Таких в цирке было не мало, но она все больше склонялась к иллюзионисту Гуперфильду. Виолончелистка Жанна представляла их вместе за поеданием жареного кролика, которое сопровождалось возлиянием так любимого ей пива. Трапеза завершалась шумной оргией, во время которой костлявое тело Гуперфильда входило глубоко в Жанну. Думая об этом, Жанна крепко сжимала смычок и фальшивила так, что дети в первых рядах начинали плакать.

Иллюзионист Гуперфильд уже давно был импотентом. Скрывая свой недостаток, он бойко ухаживал за юной эквилибристкой Яблочкиной. Во время представлений одним лишь взглядом он поднимал платформу с «Жигулями», а вот заставить приподняться на несколько сантиметров часть своего же тела он не мог. От обиды у него дрожали руки, и он ронял колоду карт, спрятанную в рукаве. Зрителям было смешно.

Эквилибристке Яблочкиной были приятны ухаживания импозантного Гуперфильда, в особенности то, что он никогда не позволял себе ничего лишнего. Это было особенно важно, когда эквилибристка Яблочкина накачивалась алкоголем, и ее беспомощным положением мог воспользоваться кто угодно. Именно так и сделала в свое время ее подружка дрессировщица Бубенчикова. После этого Яблочкина в память о «потерянной невинности» напивалась уже каждый день и ее тошнило прямо во время прохождения по проволоке, за что ее выступление в труппе прозвали «блюющая под куполом».

Дрессировщица Бубенчикова делала номер «кошачья чечетка». Однако у нее была аллергия на кошек и, при приближении к своим питомцам, у Бубенчиковой начинали чесаться нос и глаза. Жестокий директор цирка Жульдини до слез смеялся над ее мучениями, называя происходящее «кошачьей чесоткой». Она ненавидела директора, но все равно спала с ним в надежде, что ей разрешат поставить новый номер с мышами.

Директор Жульдини изображал из себя итальянца, хотя все знали, что он просто старый еврей. Он не любил никого, кроме себя. Его мучили геморрой, слабые сборы и измены молодой жены. Жена истерически смеялась глупым шуткам клоуна Бори, и при этом в ее глазах Жульдини замечал искорки. Жульдини не имел доказательств, но был уверен, что она изменяет ему.

После недолгих раздумий директор цирка решил убить клоуна, испугав слона в тот момент, когда мимо него проходил Боря. Слон, которого в детстве много били, увидев перед собой директора с мышью в руке, резко сдал назад и сел на Борю.

 

После этого директор Жульдини оставил в покое Бубенчикову и разрешил ей делать новый номер с мышами.

Та на радостях устроила Яблочкину в клинику и уже через месяц та пила только кефир, поселившшись с Бубенчиковой в одном вагончике.

Иллюзионист Гуперфильд, потеряв «прикрытие» в виде Яблочкиной, откликнулся на призывы виолончелистки Жанны.

Купаясь в лучах любви, Жанна сильно похудела.

Дирижер Свистунов потерял интерес к похудевшей Жанне и завел головокружительный роман с укротителем Хлыстовым.

Хлыстов не смог сохранить в тайне любовь с дирижером, чем вызвал отвращение у воздушной гимнастки Лизы.

Лизе надоело вечно висеть под куполом и она, соблазнив повеселевшего директора, стала главным администратором цирка.

Дела у цирка пошли лучше и их даже пригласили на гастроли в соседний город.

Игорь Форест «Смерть клоуна»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *