Ненадолго зашла в отель, душ принять, ибо жара невыносимая после ливня. Испарения, тропики, и это вот все.

 

Села, и одолела меня ностальгия. Так захотелось морозца и снежка. И чтоб с улицы прийти, и наебнуть стопарик водки. Хотя, казалось бы, водку я не пью. А к водке чтоб жареной картошечки. Не фри это богопротивное, а нормальная, на сковородке жареная. Можно с грибами. Или вареная. Со сметаной. Березки белые чтоб в окне. К водке.

А к картошке чтоб соленая селедка с лучком. Не жареная соленая, по-вьетнамски. А нормальная соленая. И грузди. И черный хлеб. И чтоб собака Бегемот рядом сидел, а я его угощала собачьими печеньками и жамкала.

И потом русского мужика. Не иностранца какого, а нашего, русского. Да потолще. В смысле, мужика потолще. Хотя…

Все же ностальгия — это нормально для русского человека. Так и представляю белоэмигрантку где-нибудь в Гондурасе или Шанхае. Ни селедки, ни груздей, ни потолще. Тоска, блядь, хоть вешайся.

 

Ладно, поделилась, пошла жрать салат из говядины с манго и пить пиво «Тайгер» или «Сайгон спешиал».

Мне-то хорошо. Я через неделю вернусь, и у меня все будет. Кроме березок. Потому что на ДВ они не белые, другая порода. Да и похуй. ))))

Диана Удовиченко

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *