Вчера наблюдала в кафе совершенно типичную сцену. Но от того ничуть не менее тяжкую. Двое — мужчина и женщина — два часа подряд выясняли отношения за соседним столиком.

Нет, они не кричали и не ругались матом, но иногда думаешь, что лучше бы — крик. А так — в течение двух часов они проводили друг друга снова и снова по кругам каких-то незначительных эпизодов из общей жизни — как по кругам ада.
— Вот ты встала и ушла. Почему ты ничего не сказала — спрашивал мужчина.
— Я предупредила подругу, что ухожу. Она обещала тебе передать… — отвечала женщина устало.
— А мне ты почему ничего не сказала
— А ты меня почему ни о чём не спросил..
— Это бессмысленный разговор…
(- Да, да! — мысленно ору я по соседству. — Так прекратите же его!).
— Да, — кивает женщина. — Бессмысленный…
— Но я хочу, чтобы ты говорила мне, когда уходишь.
— А я иногда не хочу говорить…
— Мне важно, чтобы мы во всём были вместе!
— Мне тоже. Но всё-таки не во всём…
— Я хочу знать, что я сделал не так..
(В моей голове крутится любимая фраза из «Метода Хитча»: «Чувак, да ты и сейчас совсем не то делаешь!!!»).
Два часа подряд. Взрослые мужчина и женщина. С тягостными фразами и ещё более тягостными долгими паузами между ними. Устало, уныло, обречённо. Будто кто-то оставил их после уроков в наказание — и теперь они должны отмучиться положенное время. Только вот они сами себе — и старшие, и мучители. Мужчина пытается доказать какую-то свою правоту и её вину. Женщина пытается объяснить, что ей не всегда рядом с ним хорошо, но явно боится новой обиды, поэтому говорит слишком уклончиво, туманно. И они заходят на новый круг…
Я невольно вовлечена, потому что несколько раз мужчина подходит ко мне и угощается сигаретой. Вежливо и с приятной улыбкой благодарит. Это большой мужчина, высокий, плечистый — из тех, кто ассоциируется обычно у женщин с чувством защищенности и заботы, а не с виной и унылыми разговорами.
Когда я встаю, чтобы уйти (у них всё по-прежнему, катарсиса не предвидится), он останавливает меня:
— Девушка, а угостите напоследок ещё вашим великолепным «Честером», пожалуйста!
Игривый тон. Оказывается, чувак умеет быть лёгким и почти остроумным. Я протягиваю остаток пачки.
— Держите все! Только при условии, что на сегодня вы прекратите такие разговоры, хорошо
— Какие — такие — удивляется он.
— Тягостные. Такие, от которых ваша девушка сидит и смотрит на вас вот с таким лицом!
Мы поворачиваемся к женщине, которая до того подпирала лицо руками, уныло глядя в стол перед собой. Она смущённо улыбается. Ей лет тридцать, и это красивые тридцать. У неё приятная улыбка, чудесная, женственная (мне самой всегда хотелось уметь улыбаться именно так, а не ухмыляться вкривь, по-пиратски).
— Вот, смотрите! — восклицаю я. — Вот с таким лицом должна сидеть напротив вас ваша девушка! Чтобы она улыбалась, а не ждала, пока всё это кончится… Вы попробуйте!
И очень искренне, от всей души (вот прям сроднилась, разделяя их двухчасовые мучения), желаю им напоследок:
— Удачи!
А своему товарищу, с которым мы вместе вышли из кафе, добавляю сердито:
— Даже если бы они два часа подряд разговаривали фразой «Ла-ла-ла», интонируя её на все лады, от этого разговора вышло бы больше пользы для их отношений!..
И да — это сделало бы полезнее большинство наших тягостных разговоров, согласны
Ну ладно, если вы против легкомысленного «ла-ла-ла», я понимаю! Попробуйте жёсткое «ту-ту-ту» или бескомпромиссное «фыр-фыр-фыр». В крайнем случае — снисходительное «чих-чих-чих». Ну хоть посмеёмся, раз смысла этими бесконечными разговорами всё равно не добавить

Тая Найденко

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.