Свадьба в Иваново как маленький экзистенциальный кризис.

 

"<br

В Иваново мы приехали ближе к часу ночи. Мы – это я и Костя Жунев (он же Жуня) с которым мы когда-то служили. Миша Лукичев (он же Лукич), тоже сослуживец, явно сонный, встречал нас на автовокзале. На наш резонный вопрос – где водка и цыгане он ответил, что пора спать. Мол у него завтра свадьба, дело ответственное и не до конца организованное. Мы, конечно, таким ответом довольствоваться не стали. Я утверждал, что завтра его жизнь кончится, поэтому надо успеть пожить хотя бы сегодня.

Дома у Миши мы пили. Причем быстро и неразборчиво. Вспоминали службу, смешные истории, имена сослуживцев и офицеров. Это получается само собой, стоит нам встретиться. Когда кончился купленный алкоголь мы стали пить домашнее вино. Вино смородиновое, вишневое, виноградное. Все кончилось – нашли сидр. Ближе к четырем часам утра мы окосели абсолютно. Дома стало скучно.

— Миша, что у вас тут работает круглосуточно
— Ничего! – Это почти правда, я помнил, что в Иваново трудно с ночной жизнью.
— Жуня, не верь ему. Ищи в гугле.
И гугл помог! Оказалось, совсем недалеко есть стрип-клуб «Зажигалка». План родился тут же. Не очень-то хитрый план.
Мы стояли в прихожей, уже одетые и готовые к походу, когда из спальни вышла будущая Мишина супруга.
— А вы куда
— В магазин. – Жуня не задумался ни на секунду. Почему-то именно пьяным он становился остроумным, ловким и смешным. В трезвом состоянии таких качеств не было.

Конечно она не поверила и через десять минут стала звонить Мише. Миша трубку не брал. Мы, преодолевая сугробы, шли по некрасивому ночному городу в зажигалку.
В клубе, расположенном на первом этаже небольшого торгового или бизнес центра нас встретил угрюмый охранник и девушка администратор в белой рубашке заячьими ушами. Я задумался об одном – почему, чтобы купить билет на автобус из Москвы в Иваново нужен паспорт, а, чтобы войти в стрип-клуб нет

Нам предложили выбрать, хотим ли мы обычный столик или вип. Еще был вариант супер лухари. Свадьба случается не каждый день, поэтому мы взяли супер лухари. За две тысячи рублей. Стоял он, кстати, почти на сцене. Сама сцена была в середине помещения. Она была светящейся и квадратной. Пожалуй, все, что можно о ней сказать. В центре сцены стоял шест, на котором вяло крутилась девушка в трусах (вяло именно то слово, я даже удивился себе, когда оно пришло в голову. Идельно соответсвует).

Я спросил у администратора, чем можно порадовать нашего жениха. Она сказала, что можно заказать танец. Его вытащат на сцену и станцуют только для него. Голышом! Это самое голышом она сказала так, будто мы в монастырь пришли.

Мы решили, что Мишин свадебный траур надо немного скрасить и заказали ему все, что можно было заказать. Его вытаскивали на сцену, вокруг него танцевали все девушки (все восемь) его водили на приват. В общем мы четко решили, что свадьбу надо расстроить. Хотя бы попытаться. Скоро к нашему столу стянулись все девушки, видимо они поняли, что пьяные москвичи для друга ничего не жалеют и извлекали из этого выгоду. Я даже стал опасаться, что нам дадут люлей другие посетители, которые остались без их внимания.

Танцевали девушки плохо. Я бы даже сказал подчеркнуто плохо, а выражение лица всегда говорило об одном – меня здесь нет или это не я вообще. В глаза не смотрели, а если взгляды все-таки скрещивались – они смущались и отворачивались. В общем работу свою не очень любили.

Я разговорился с одной из них. Конечно – работа ей не нравится, но нужны деньги. Учится она на юриста, а работать бы хотела… Как вы думаете кем Психологом! Я аж поперхнулся. Иваново, утро, сомнительный стрип-клуб, девушка хочет быть психологом. Как я их нахожу

Ближе к девяти, когда Миша осоловел совсем мы пошли домой. Первое, что мы услышали, войдя в квартиру: — «Ну и как, нормально посидели в зажигалке!». Я не понимаю, откуда она узнала. Но в этом городе все знают все. Нам, конечно, поспать не дали. Нас отправили за свадебным тортом. При свете дня город более красивым не стал.

Небольшие некрасивые здания, увешанные вывесками чуть меньше чем полностью. Торт оказался чем-то вроде машины. Ну похож был, как ни крути. Миша гордо продемонстрировал его мне и спросил: «Ну как, Джафар». Я сказал, что просто космос.

А потом начались приготовления. Все куда-то метались, что-то делали, просили, требовали. Мы чувствовали себя все хуже, ведь алкоголь выветривался, а сон наваливался все сильнее. Было решено дозаправиться. Миша вытащил откуда-то пол литровую бутылку вишневой настойки собственного приготовления. Нехитрого, надо сказать приготовления. Что-то вроде налить спирт в банку с вишней и ждать до готовности.

В какой-то момент я понял, что Жуня и Лукич спят, а я в одно лицо выпил бутылку коварной сладкой жидкости. Я сидел на кухне и пил, а ребята спали. В квартире начался какой-то кипеж. Он вообще-то не останавливался, но сейчас стал особо активным. Разбудил Мишу и отправил на разведку. Вовремя. Оказывается, искали Мишу, ибо пора примерить костюм.

 

Я почти не знал людей, находящихся вокруг, они меня тоже, а так, как Миша называл меня старым армейским погонялом – Джафар, то вероятно они считали, что так меня и зовут. Даже Мишина теща стала меня так называть. Очень странное ощущение. Я для них был сослуживцем сына (брата, зятя, друга и т.д.) то есть человеком отдельно от Миши не существующим. Людей в квартире стало больше. Они приходили, здоровались и спрашивали: «Это вы вчера в зажигалке кутили». Я понятия не имел, почему это знают все.

Но в какой-то момент мне удалось оторваться от Миши и стать личностью вполне самостоятельной. Картина такая: Лукич в трусах и пиджаке бегает по квартире. Подошел к теще
— Теща, завяжи галстук! – Протягивает ей длинную тонкую полоску красной ткани (у меня в чердаке, хорошо поправленным наливкой, всплывает ассоциация – тонкая красная линия)
— Я не умею!
Миша бежит к будущей супруге.
— Завяжи галстук!
— Так я не умею.
Не умела и сестра. Вообще никто из тех, кто был на этот момент в квартире не умел. Свадьба оказалось под угрозой. Миша клял тещу, которая развязала галстук, чтобы его погладить. У меня было четкое ощущение, что я попал в фильм «Любовь и голуби».
Я завязал галстук простеньким узлом, чем вызвал всеобщее одобрение и уважение. Из ранга «сослуживец сына» (брата, зятя, друга) я перебрался в «Москвич, который умеет завязывать галстук»

Стали подъезжать родственники. Все уже пьяные. Как будто трезвыми в ЗАГС не пускают. Реально, к тому моменту как мы расселись по машинам и поехали пьяные были все. Кроме, наверное, невесты и пары мам. В последний момент прибежал свидетель Леха. Запрыгнул на ходу в машину, поздоровался и спросил: «Мужики, это вы вчера в зажигалке жару давали» Среди прочих машин была в кортеже и газель. Почему-то.

Что было в ЗАГСе рассказывать не буду. Думаю, это везде одинаково «Сегодня корабль вашего брака отправится в…» Вот все в таком духе. И плечиков нет в гардеробе. Зато там я познакомился с Мишиным папой. Мужик двух метров в высоту и, кажется, такой же в ширину, поздоровался, спросил про несчастную зажикалку и поблагодарил. Он был очень пьяный и я не стал уточнять за что он меня благодарит. Вероятно, за галстук. Я ведь свадьбу спас, все-таки. Тут же я познакомился с водителем газели. Имени его я не запомнил, но выглядел он как брат жениха из фильма «Горько». Помните такого лысого уголовника Один в один.

Я невероятно устал, а ведь главное испытание только начиналось. Банкет проходил на втором этаже сомнительного ресторана. Все было как полагается. Надкусывание каравая (невесте добрую половину закусила), битье бокалов, тамада со стишками и прибаутками. Вообще о тамаде. Серьезная женщина лет сорока пяти с волевым лицом и мощными плечами безостановочно сыпала каким-то шутками прибаутками. Было немного страшно, а вообще – херню несла она, а стыдно почему-то было мне. Казалось, что я вернулся в армию. Мы все время куда-то шли, что-то делали по приказу и постоянно строились. Еще был диджей. Так называли человека, который переключал треки и регулировал громкость музыки. Наконец разрешили сесть за столы.

Слева от меня оказался тот самый газелист, справа Жуня. Место напротив пустовало. Чуть позже его занял какой-то парень из Москвы и его невеста. Весь наш край стола был заставлен бутылками с водкой. Я поискал взглядом Мишу. Он показал мне большой палец и улыбнулся. Я неуверенно улыбнулся в ответ.

Газелист счел свои долгом поддержать беседу с московским гостем. Спросив про зажигалку и наши похождения, он стал рассказывать кто есть кто. Он окунул меня в мир ивановских страстей. Например, я узнал, что свидетель Леха женат, у него есть два ребенка, но он всю жизнь любит Мишину сестру и при каждом удобном случае за ней ухлестывает. Что муж крестной – итальянец. Я посмотрел на итальянца в ужасающем галстуке. Все на этой свадьбе были связаны каким-то странными узами. Что-то вроде — это муж Маши, но Машу он не любит и спит с Ирой. А муж Иры, пользуясь этим случаем подбивает клинья к Оле. Я скоро запутался. Газелист это понял, успокоил меня и сказал, что пора бы выпить. Но наливать надо по чуть-чуть, ибо вечер будет долгим, а ему еще жену домой везти. Поэтому он налил две полных рюмки. Вероятно, если бы мы пили не по маленькой – он налил бы в винные бокалы.
Скоро мне стало надоедать то, что я ничего тут не понимаю, что каждый следующий конкурс глупее предыдущего, а тамада, распознав во мне москвича постоянно пытается меня вытащить из-за стола. При этом сыплет какими-то странными плохо рифмующимися прибаутками. Я вдруг почувствовал себя чужим, пьяным и злым.
Моим протестом, как ни странно, стала лезгинка. Диджей даже уточнил, уверен ли я, что хочу ее поставить. Когда она, родимая, зазвучала зал вздрогнул. Здесь не было ни одного человека с нерусским именем, кроме меня. Они просто не понимали, кто мог это заказать. Ведь не москвич, который умеет завязывать галстук, это сделал. Я танцевал самозабвенно и зло. Я этой лезгинкой устроил какой-то переворот. Через тридцать секунд танцевали все. Пьяный огромный отец, неуклюжая жена газелиста, итальянец в чудовищном галстуке. Все они самозабвенно выплясывали и хлопали мне.

После этого я перешел из статуса «москвич, который умеет завязывать галстук» в статус «Хороший мужик, хоть и нерусский. Вообще, от души».

Градус повышался, но водка уже не пьянила, видимо слишком много алкоголя, слишком мало еды и сна. Ужасающие конкурсы продолжались, но тамада перестала меня дергать. Тосты стали более слезливыми. Пьяные центнерные женщины пели что-то из Лепса. Начались «важные разговоры» на улице. Дело дошло до торта и аукциона. Вот тут я и использовал всю информацию, полученную от газелиста, который уже пол часа как спал в салате.

Идея аукциона проста. Продается кусок торта, а с ним впридачу разные плюшки. Например, улыбка невесты, обнимашки тещи, поцелуй свидетельницы. Вот на поцелуе я и оторвался. Начальная цена – сто рублей. Тот самый Леха, у которого жена и двое детей, взмахивает рукой и кричит – 1000. Зал уважительно качает головами. Смотрю на Мишу, тот мотает головой, мол Джафар, даже не думай. Но меня не удержать, идея поводить Леху за нос плотно сидит в голове.
— Две! – Зал в шоке. Другие куски дороже семисот рублей не уходили.
Я довел до семи и больше не повышал, чем отдал поцелуй Лехе. Тот целовал Мишину сестру со слезами на глазах. Дорогой получился поцелуй, за восемь-то тысяч.

Конечно после этого он позвал меня поговорить. Идем на улицу. Он не берет куртку или что-то еще. Ну думаю, рано или поздно это должно было произойти. На улице он спрашивает в лоб.
— Ну че, как Аню делить будем – Я аж вздрогнул. Спьяну подумал о другой Ане. Потом сообразил. Запал пропал.
— Мне с тобой делить нечего. Я через час уезжаю и вернусь не раньше, чем через год. А ты вон, за поцелуй восьмерку отвалил, куй пока горячо, а не со мной разбирайся. – Что-то в его голове щелкает, перестраивается и он лезет обниматься.
— Братан, я-то думал ты меня подвинуть хочешь, а ты мне помогаешь! – не знаю, как он к такому выводу пришел. В этот момент на улицу выскочили Миша и Жуня. Думали тут мордобой, а нет. Один пьяный мужик обнимает другого и чуть не плачет. Прониклись.

Дальше я попрощался и поехал на автовокзал. Я очень устал и соскучился, а впереди еще несколько часов дороги.

Рагим Джафаров

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *