Уж этот День Пионерии я не пропущу

Уж этот День Пионерии я не пропущу Отмечу обстоятельно и широко. На фото я запечатлён в разгар своей карьеры натурщика. Матушка была тогда замужем за художником, фамилию которого обозначу

Отмечу обстоятельно и широко. На фото я запечатлён в разгар своей карьеры натурщика. Матушка была тогда замужем за художником, фамилию которого обозначу намёком — Константинов. Константинов привёл к нам домой до пяти человек своих детей, которых он насобирал от разных любимых женщин. Такая у человека была душа.Мои обретённые братья и сестры были разнообразны. Художник Константинов активно ездил по стране и везде получал детей со всеми признаками регионального эволюционного тупика.
На их фоне я смотрелся несколько заурядно. Но художник Константинов решил использовать и меня в своих эстетических исканиях.
Ладно бы просто пытался растлить. По нынешним временам тема обыденная и тиражно востребованная. Нет. Не пытался.
Я полгода голым провёл, сидя верхом на голом брате по имени Слава. Константинов создавал что-то эпическое про Куликово поле или про смерть Святослава. Мне отводилась роль кочевого малолетнего упыря, сидящего верхом на белокуром (Слава был родом из Эстонии) полонёном русиче. В руке у меня был нож. И я радовался порабощению славян. Автору картины нравился блеск моих глаз.
Потом нож по просьбе занемевшего подо мной Славы заменили маленьким луком, из которого я целился в воображаемую жертву. И нож, и лук мне очень пригодились, когда мама разводилась, слава те господи, с нашим Рафаэлем. Лук потерян. Нож в ящике письменного стола. Готов продолжать карьеру в любой момент с прерванного.
Джон Шемякин

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *