В грязном пальто с оборванными пуговицами, вытирая рукавом испачканное лицо, пасмурным осенним вечером, мрачная Алиса вошла в арку родного дома

В грязном пальто с оборванными пуговицами, вытирая рукавом испачканное лицо, пасмурным осенним вечером, мрачная Алиса вошла в арку родного дома Сумка волочилась по земле, держась ремешком на

Сумка волочилась по земле, держась ремешком на одном креплении. Во дворе, заложив крылья за спину, перед кошачьими носами, расхаживали откормленные голуби. Развалившиеся на асфальте коты, лениво постукивали хвостами, давая понять, что как только помоечные деликатесы в кошачьем желудке переварятся, птицы будут наказаны за такое хамство.
Крепкий аромат жареной рыбы сообщал всем мимо проходящим, что местный рыболов дядя Пеця в прошедшие сутки был в ударе и привез из Маяк полный багажник улова. И теперь, на каждой кухне чистят серебристых карпов, и топят в кипящем масле их голые тела. За полдня рыбный дух пропитает все, и еще долго будет напоминать о себе, отдаваясь от одежды, рук и даже от стен.
Но Алисе было не до голубей и карпов, она пылала праведным гневом и сыпалась искрами, как трансформаторная будка. Ее единственной целью было горло Сёмочки, за которое ей очень хотелось подержаться обеими руками. Того самого Сёмочки, что создавал поводы для головной боли всем втянутым в орбиту его деятельности.
Того самого подлеца Сёмочки, чья машина именовалась не иначе, как «шмаровоз», и в которую не рискнула бы сесть ни одна женщина двора, ибо этот мишигене, после основной работы инженером в эксплуатационной части, подрабатывал на полставки водителем у команды ночных бабочек — прекрасных, но корыстных жриц любви.
Сам Сёма не видел в этом ничего зазорного и объяснял свою деятельность тем, что денег много не бывает, и никто бы с ним не спорил, но машина его со временем настолько примелькалась, что любая дама, садившаяся в нее, автоматически засчитывалась общественностью, как проститутка.
Даже собственная мама игнорировала его автомобиль не стесняясь в выражениях. Семён считал себя несправедливо оболганным -«В конце-концов, должен же кто-то делать эту работу, доставлять радость людям на дом!» — философски отвечал он на мамины выпады.
Тем осенним днем, в который приключилась эта история, Сёма ехал по своим инженерским делам и заметил на тротуаре соседку, прекрасную Алису, мокнущую под дождем без зонта. Сёма был парень отзывчивый и не мог оставить предмет своей тайной страсти раскисать на остановке, поэтому, отчаянно бибикая и моргая фарами, принялся зазывать Алису в машину.
Поколебавшись пару секунд и махнув рукой на репутацию автомобиля, она села в Семин «шмаровоз». По дороге Сёма старательно изображал приличного мальчика из хорошей семьи, рассказывал истории из жизни инженеров-эксплуататоров и контролировал себя, чтобы не скатиться в подробности своей второй теневой работы, как тут, эта работа неожиданно сама вторглась в их общение.
У нее был шикарный бюст немалого размера, золотой зуб и демонический макияж. Гремя перстнями и цацками на кожанной куртке Семина теневая работодательница Марина, распахнув на светофоре Алисину дверь, начала вытаскивать девушку на свет божий. Растопырившись, как кошка перед тазом с водой, Алиса вцепилась в проем дверей и заорала от неожиданности.
Сёма выскочил из машины и обежав ее по кругу, впрягся в тетку обеими руками, оттаскивая ее от вопящей девушки. Картина «Репка» предстала перед глазами редкой изумленной публики. Троица боролась друг с другом, меряясь силой мышц и мата. Наконец, работодательнице удалось оторвать Алису от дверей, и та вылетела пробкой из бутылки прямо в лужу.
Перевалившись со спины на бок и не помня себя от испуга, Алиса дала деру в ближайшую подворотню. А Сема придавленный, свалившейся на него крупной женщиной, хрипя пытался объяснить, как она была неправа, решив, что Сёма переметнулся к конкурентам, и как жестоко обозналась, напугав ни в чем не повинную девушку. Отдышавшись, дама сдалась, согласившись, что нехорошо вышло и девушку надо успокоить или хотя бы извиниться.
Сотрудники теневого бизнесса уселись в машину и двинулись по пути предполагаемого следования беглянки, то есть домой. Они опередили ее минут на двадцать, и к тому моменту, когда раздосадованная Алиса входила во двор, курили облокотившись на капот машины и трепались ни о чем. Увидев Сёмину спину, Алиса издала крик чайки и в три прыжка преодолев полдвора, вцепилась ему в горло.
Не ожидавший нападения водитель шмаровоза, не удержался на ногах и парочка покатилась по двору. Семен иступленно кашлял, подавившись сигаретным дымом, Алиса тоненько визжала, а Марина нарезала круги, приговаривая: «Да, не стоит он того, сволочь такая. Брось его!» В окнах начали показываться заинтересованные лица соседей и в воздухе повисло недоумение — на их глазах явно решались какие-то рабочие вопросы. Зрела, наливаясь ядовитым соком, новая сплетня.
Тем временем, из парадной выплыла Сёмина мама, держа на вытянутых руках тазик с рыбными кошачьими угощениями — головами и хвостами. Дерущиеся бросились ей в ноги, миска перевернулась и содержимое вывалилось Семену на голову, а таз достался Алисиной спине. Противники, покрытые требухой и сомнительной славой, откатились друг от друга тяжело дыша.
Мама подняла таз и медленно двинулась на сына, позади нее из пыли поднималась Алиса, а Марина шепотом матерясь, смирялась с мыслью, что водителя явно придется искать другого, вместо деморализованного Сёмы. Семен пятился, отряхивая рыбные погоны и обиженно, но обреченно бубнил оправдания своим действиям. Смеркалось…
Спустя полгода, во двор въехало свадебное авто с незапятнанной репутацией, украшенное икебаной из роз и бантов на капоте, с нарядными Сёмой и Алисой на заднем сидении, и дядей Пецой на водительском месте. Голуби и коты равнодушно взирали на суматоху, а Сёмина мама, торжественная и взволнованная, стоя на пороге с караваем, шептала Марине, что своими руками открутит голову «теневому пенсионеру», если он еще хоть раз, что-то выкинет. На что Марина задумчиво дымя сигаретой, про себя отметила, что «этот» обязательно постарается, уж такова Сёмина жизненная концепция, но хоть скучать молодым не придется…
Anna Vladimirovna

 

Источник

Обсудить историю

  1. Наташа Наташа

    Боже мой! Какая прелесть!- «помоечные деликатесы и рыбные погоны»! Восхитительно??

  2. Иванова Юлия

    В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой,
    ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца…»
    Здорово!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *