Они встретились на крыше недостроенной высотки.

«И он здесь Вот странный» — Подумала Таня.
— Сычёв, ты-то что тут забыл! Её кавалер выразил свои мысли вслух, и довольно громко.
Худой парень, которого назвали Сычёвым, испуганно обернулся, но мгновение спустя его лицо исказила презрительная гримаса:
— А, вы уголок тёмный искали, перепихнуться Чтобы никто не увидел, да
— Да как ты смеешь, ублюдок! Ерохин едва не задохнулся от возмущения. Он двинулся на худого и невысокого обидчика.
— Давай, избей меня, как тогда! Продолжал глумиться Слава. Скинь с крыши, м Давай же!
Резкий удар, и Сычёв, охнув, не удержался на ногах, но тут же в ответ поставил подножку. Ваня полетел на бетонное перекрытие, злобно выматерился и набросился на противника. Два тела катались туда-обратно, нанося удары, защищаясь и рыча что-то неразборчивое. Ситуация становилась опасной, ибо край стремительно приближался.
— А ну прекратите! Визг Тани заставил обоих изумлённо посмотреть в её сторону. Два идиота, нашли место, где драться! Сейчас чуть не упали, придурки!
На глазах девушки выступили слёзы, и это, как ни странно, словно отрезвило обоих. Ерохин убрал руки в карманы и начал изучать бетонный пол виноватым взглядом. Слава, шипя от боли, встал, принялся отряхивать джинсы от серой пыли, а потом молча развернулся и пошёл к лестнице, шмыгая носом.
— Подожди! Звонкий голос Еотовой нарушил повисшую тишину. Сычев замер как вкопанный. Тебя ведь тоже что-то привело сюда Что же
— Закат.
— Мы тоже за ним. Иван неожиданно робко улыбнулся. Здесь красиво, блин! Сидишь такой с Танькой, на небо смотришь, кла-а-асс!.. А внизу там люди маленькие ходят, машинки ездят.
— Да, — Подхватила девушка. А есть те, кого мы видим всегда. Слав, иди сюда! Да не бойся ты, я не кусаюсь! Вот, видишь дедушку в пальто Он каждый вечер выходит погулять со своим псом в это время, ни минутой позже. А вот там бабушка, смотри! Она сидит на скамейке, пока не кончится крупа, которую она сыплет голубям. Она часто смотрит на нас. Иногда улыбается, а иногда, кажется, плачет. Наверное, когда-то она тоже сидела с любимым на крыше и смотрела на закат.
— Кстать, Таньк, может, это, поболтаем с ней Уже ведь, считай, знакомы почти, чё. А так хоть имена друг друга узнаем, может, деньгами поможем, если нужно…
— Да, Ванюш, надо бы. Давай завтра, перед тем, как сюда пойдём Слава! Таня перевела взгляд на Сычёва, не произнесшего больше ни слова. Ну что ты всё молчишь, а Скажи хоть что-нибудь, пожалуйста.
Сыч вздрогнул, поёжился от налетевшего порыва ветра, открыл было рот, но тут же закрыл и замолчал. Он думал. Наконец, выдавив из себя улыбку, он почти прошептал:
— Ну, молодцы, давайте.
Таня улыбнулась, ей хватало и такого ответа. Она села на край балкона без ограждения, бесстрашно свесила ноги вниз, Ерохин последовал её примеру, устроившись рядом и укрыв девушку своей курткой. Слава помедлил, но тоже присел в сторонке.
— Вань, а ты прочитал то, что я тебе дала Требовательно и строго.
— Ну, Таньк, ну ты же знаешь, не люблю я твои романы-детективы. Виновато, оправдываясь. Я зато сейчас такую книгу по Сталкеру нарыл, закачаешься! Там, короче, мужики мир спасают от Зоны, машину времени нашли! Ваще круто!
— Ой, да ну тебя с твоими «сталкерами» и «метро». Только и знаешь, что ужасы всякие читать и сказки, нет бы нормальную книгу взять! Слав, а вот ты что читаешь
Битард, некогда прочитавший и оценивший по достоинству множество классических произведений, а нынче утешавшийся лишь бугуртами, пожал плечами. Он не думал, что эти люди могут любить книги. Пусть и отвратительные высеры отечественных недописателей, но всё же.
— Ну, Оскара Уайльда читал, из фантастики Брэдбери. Ну, это из последнего
— Ой, ничего себе! А я думала, что ты только за компьютером сидишь, да свои кричалки через букву «а» читаешь. А оказывается — Восхищенный взгляд Тани манил, заставлял приосаниться, почувствовать себя человеком.
Из раздумий его вырвал голос Ерохина:
— Сычёв, ну То есть Слава. Ты это, прости, что я тебя чморил так. Перед пацанами выпендривался, авторитет показывал… Ну, ты знаешь, там либо ты, либо тебя. Сорри, кароч. И чё ты так далеко забился-то Садись к нам, обнимемся все. Теплее будет, да помиримся заодно.
— Либо ты, либо тебя, еле слышно повторил Слава. Но сел между ними, неловко положил одну руку Тане на талию, другую Ване на плечо.
— Ну, вот! Ерохин искренне улыбнулся. Забыли
Толчок. Два тела стремительно полетели вниз, даже не успев осознать, что произошло. А по лестнице затопали кеды, и сиплый нервный голос произнес с какой-то мрачной надеждой:
— Они просто пришли перепихнуться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *