За ребёнком надо смотреть. Банальное напоминание, да

За ребёнком надо смотреть. Банальное напоминание, да Только вчера оно перестало быть банальным, когда одна семья в аэропорту потеряла мальчика четырёх лет. Нет, это не наши соотечественники.

Только вчера оно перестало быть банальным, когда одна семья в аэропорту потеряла мальчика четырёх лет. Нет, это не наши соотечественники. Семья из трёх взрослых потеряла мальчика. Сначала мама, папа и бабушка сидели за столиком, ели булки с котлетами и пили пиво. А бегал рядом с семейством, а потом заблудился в круглом зале со множеством выходов на посадку. Я и сама чуть не заблудилась. Эта семья вообще на мальчика не обращала внимания и до этого: мама нюхала духи в «дьюти фри», папа грузил в корзину бутыли с алкоголем, бабушка рассматривала в зеркальце свои новые брови и переписывалась в телефоне.
А потом они решили поесть и мальчик потерялся. И, знаете, самолёт задержали, хотя время вылета давно прошло. Сотрудники аэропорта и другие пассажиры искали мальчика. Наш рейс тоже отложили. Все искали ребёнка. И в конце концов мальчугана нашли. Пассажиры аплодировали. Стояли и хлопали в ладоши, не зная, как ещё выразить радость и спад напряжения. А мама схватила мальчика за руку и поволокла к самолету. Папа и бабушка держались индифферентно, как писал Зощенко. С буддийскими спокойствием переваривали пиво и котлеты.
Все кончилось хорошо. На этот раз. И я далека от осуждения. Хотя нет. Близка к нему. Держите ребёнка за руку, ему всего четыре годика, и он в чужой стране. Да в любой стране, хоть рядом с домом — держите ребёнка за руку. Потому что в любой момент можно перестать быть мамой, папой и бабушкой. Некому будет ими быть. Можно будет сколько угодно потом рыдать и жаловаться, только ничего не изменишь. Самолеты улетают без нас иногда, иногда они никого не ждут. И поезда уходят безвозвратно.
Или на пляже крошечная девочка, вся красная и в поту, кричала диким хриплым голосом, она ещё говорить не умеет. Она перегрелась, возможно, она заболела, ей плохо под жгучим солнцем, вот она и кричит из последних сил. Что она ещё может сделать, как себя защитить Она ещё ходить-то почти не умеет. А родители ходить умеют хорошо. Они ходили за коктейлями очень прытко. И плавали в бассейне весело. Уходить им не хотелось, они смачивали свою кричащую девочку водой из бутылки. Чтобы охладить и успокоить. Смочат и снова идут за коктейлем. А ребёнок кричит и извивается, весь красный, мокрые волосики топорщатся. Вырывается из рук. Так эти родители старались заткнуть рот малышки соской и яблоком. Пусть соску пососёт, яблоко погрызет и успокоится. Младенец отбивался и кричал хрипло. Люди мрачно смотрели на этот отдых, потом одна престарелая дама посоветовала хотя бы унести девочку в тень и смочить ей ротик водой. Родители сделали вид, что это не им говорят. И впились в коктейли. Девочку они потом унесли в номер, потому что люди стали подходить и пока молча смотреть. Мрачно и с осуждением. Мама и папа ребёнка смутно поняли, что ничем хорошим для них это не кончится. И все же ушли с пляжа.
И что тут сделаешь Да почти ничего. Потому что давать советы, делать замечания и критиковать родителей вроде бы нельзя. Некрасиво и неэтично. И толку нет; они потом будут вести себя так же, вот и все. Пока не улетит самолёт и не уедет безвозвратно поезд Или дитя не вырастет и не заявит протест. Который страшно удивит родителей: как Мы же все для тебя делали! Возили на курорты и покупали котлеты! Давали яблоко погрызть и поливали водой! Экий ты неблагодарный!
Держите крепко своего ребёнка. И помните — он совсем беззащитный и полностью зависит от вас. Чужие люди — это чужие люди. А у ребёнка никого нет, кроме родителей. И очень мне понравился огромный толстый-претолстый рыжий мужчина, настоящий Гаргантюа, великан! Он шёл как громадный кенгуру; его толстые рыжие младенцы, все трое, были к нему прочно пристегнуты. Они в таких специальных висячих сумочках сидели. И этот огромный папа их по очереди доставал, гладил и целовал. Проверял, все ли с ними в порядке. Инвентаризировал своих деток. Один постарше мальчуган и двое близнецов сидели в удобных сумочках. А маленькая мама шла рядом на каблучках и давала деткам попить из бутылочки. И крепко держалась за рыжего великана, цепко так. И правильно делала. Надо держать и держаться за своих. А не пить пиво, на которое рыжий великан поглядывал, конечно. Но потом глядел с восторгом и любовью на своих крупных рыжих малышей и на черненькую жену. И на билеты на самолёт ответственно смотрел. Вот ему можно было тоже поаплодировать.
Держите детей за руку. Это банально. Но несчастье и утрата тоже банальны…
Анна Кирьянова

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *