Мне восемнадцать

Мне восемнадцать Музыка на полную, педаль в пол, окна открыть и петь душой наизнанку до разрыва голосовых связок. Танцевать тем, что может танцевать, если вообще-то ты ведешь машину. Отбивать

Музыка на полную, педаль в пол, окна открыть и петь душой наизнанку до разрыва голосовых связок. Танцевать тем, что может танцевать, если вообще-то ты ведешь машину. Отбивать такт ладонями по рулю. Чувствовать себя молодой, красивой и свободной. Прокладывать маршрут из этого лета, прямо по пустому вечернему проспекту и до бесконечности. И только цепочки фонарей расскажут, куда я еду.Мне двадцать семь. Зима. Пять утра. Пробка. На заднем сиденье в люльке почти что спит мой почти что полугодовалый сын. Музыку включать нельзя, потому что он сразу недовольно закряхтит. В повороты входить медленно, разгоняться плавно, тормозить загодя. Глядеть в зеркало заднего вида и не узнавать зеленого лица с синяками под глазами. Лица, на котором расписались депрессия и недосып, а еще недожор, усталость и проблемы на работе. Жить в полутьме, кутаясь в свитера, и даже не вспоминать, что зима не навсегда. Просто плестись из пункта А в пункт Б и ни о чем не мечтать, кроме чашки сладкого чая. И может быть, хорошей песни, хотя бы еле слышно, хотя бы не разбирая слов, хотя бы только мотив. Но нет.
Мне тридцать три.
-Мама, давай на полную!
И я даю на полную. Мы орем в два голоса, душой наизнанку и до разрыва голосовых связок. Танцуем тем, чем можно танцевать, если вообще-то ты пристегнут в детском кресле. Отбиваем такт ладонями: я по рулю, он по передней сидушке.
Уже давно пора спать, но тепло, темно и сердце требует безудержного веселья. И кровь по телу гоняется струнками, как будто дороги цепочками фонарей.
Кто-то на светофоре заглядывает в моё распахнутое окно и удивленно собирает брови в галочку, видя, как мы с Матвеем зажигаем под попсу. Сын нескладно машет руками и качает бит, хохочет и подпевает одни окончания.
А я снова чувствую себя молодой, красивой и свободной. Свободной прокладывать маршруты из этого почти взрослого лета и до бесконечности.
Оказывается, иногда просто нужно подождать. Подождать, когда придёт твоё лето.
Лёля Тарасевич

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.