Папа и Давид

Папа и Давид Как выбрать мужчину своей жизни меня научил папа. Правда, сам он об этом не подозревал. Разве мог он знать, какие сорняки вольготно и ядовито прочно укоренятся в неокрепших

Как выбрать мужчину своей жизни меня научил папа. Правда, сам он об этом не подозревал. Разве мог он знать, какие сорняки вольготно и ядовито прочно укоренятся в неокрепших девчачьих мозгах и фантазиях…
Папа сидел в засадах, проводил допросы, писал рапорты и отчеты, поэтому времени на дом, хозяйство и детей у него катастрофически не хватало. Папа приносил мясо и шкуры мамонтов. Он считал, что таким образом, супружеский и прочие долги исполняются. Мама верила. А куда деваться жене милиционера По стойке смирно. Смиряемся и изображаем радость.
Кстати о радости. Мало ее было, когда папа, наконец, находил время на воспитательный ( точнее перевоспитательный) процесс… Ремня откушала по полной… Папу боялась добросовестно и регулярно.
Как-то раз, сидела я дома, и никого не трогала. А точнее, читала свой любимый двенадцатый том детской ( советской) энциклопедии «Искусство».
Папа вошёл неслышно. Как всегда. Пятая моя точка инстинктивно напряглась в ожидании просьбы показать дневник. А папа… просто присел и заглянул в книгу.
Что ты читаешь
Да так, ничего.
Он перелистал том и остановился на фотографии статуи «Давида» Микеланджело.
Тебе нравится
Я побагровела. Не знаю как у других девочек в 13 лет, но … да, конечно, мальчики мне нравились. Однако, только я представляла их это самое, внизу живота… становилось противно. Потому что гадко. Потому что мальчики — это езда на велике, игра в «казаки-разбойники», записки « давай дружить» и списатьматематиккпосле «дружить». А не это вот такое ужасное, что ниже пупка находится. Короче, о том что у нас секса нет, ещё не было оглашено на всю страну, а я уже об этом догадывалась и секс этот мне по-пионерски не нравился априори и де факто. Некрасиво как-то… Негигиенично что ли. Думала я в свои тринадцать. А тут такой коварный ментовской вопрос.
Мой папа. Деспот и тиран, черствый истукан, одной рукой обнял меня а другой, словно указкой, начал водить во картинке:
Ингуша, мужское тело совершенно от природы. Посмотри на Давида. В нем нет изъяна. Его лицо, линия шеи, плечи, ключицы. Ты видишь какие пропорции
Я, как кролик перед удавом, завороженно следила за папиной рукой:
Какие у него руки, ты видишь Кость тонкая, а мышцы крепкие. Одни кисти чего стоят А пальцы Это же настолько гармонично.
Я вросла в диван тринадцатилетней попой. Я не верила, что слушаю и слышу своего отца. Моего папу! Выросшего в деревне крестьянского мальчика. Папа вещал не останавливаясь:
Посмотри на линию его груди, на его живот. Это тело воина. Сильного и уверенного в себе.
Я заледенела. Потому что после живота, по логике, должно было быть описание той самой гадко-противной то ли фИговой, то ли фигОвой части тела борца с Голиафом. Мамочка родная, где ты, защитница
Мой домашний Пиночет непринужденно продолжил:
Обрати внимание на узкие и высокие бёдра. На колени. Они сухие! Сухие, Ингуша. В них нет ни капли жира. У редкой женщины ты увидишь такие колени.
А икры, щиколотки. Безупречный рисунок.
Я начала потихоньку приходить в себя, понимая, что экскурс в мир мужской безупречной красоты подходит к концу, когда был сделан контрольный выстрел:
Когда ты увидишь у мужчины пальцы ног такой формы — знай, это породистый мужчина.
P.S. Папа, спасибо! Кто тебя этому научил
PPS. Мужчины, прошу вас, не повторяйте ошибок моего отца! Это не те критерии. Вернее, не совсем те…
Пока я нашла сухие колени и пальцы ног именно той формы…
В общем, ни о чем не жалею, но никому не пожелаю.
Ланфрен лан фра лампатита…
Инга Бенеш

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *