СЦЕНАРИК…

СЦЕНАРИК... А забавное могло бы выйти кино... Наше время. Внук двадцати пяти лет перевозит свою бабку в новую квартиру: ее дом сносят. Бабка измучила внука, трясется над каждой задрипанной

А забавное могло бы выйти кино…
Наше время. Внук двадцати пяти лет перевозит свою бабку в новую квартиру: ее дом сносят. Бабка измучила внука, трясется над каждой задрипанной чашкой. Внук хочет скорей разделаться с бабкой и к друзьям с пивом.
Внук берет коробку со старыми письмами и фотками: «Ба, ну может, это хоть на помойку». Бабка чуть не плачет: там нужное, не трогай, это моя жизнь! Внук запускает руку в коробку: да на хрена тебе это
Он вынимает фотку. Всматривается. На ней девушка и двое парней, с очень знакомыми лицами. На фоне советского буфета.
Внук: Это ты в центре
Бабка: Ну да.
Внук: А эти кто Однокурсники
Бабка: Нет. Леннон и Маккартни.
Внук: Чо Ба, ты совсем
Бабка: Нет. Они были тут. В этой квартире.
1968 год…
Битлз летят в Индию. Остановка в Москве. Леннону вдруг приходит идиотская мысль: провести в Москве день. Харрисон и Ринго отказываются: на хрен этот опасный СССР. Жены тоже. Но Пол неожиданно соглашается.
И Пол с Джоном едут из аэропорта в центр на такси. Они шляются по Москве и счастливы: тут их никто не узнает, никто не бросается, они сами по себе.
Но Леннон не может без дурачеств. Он пытается забраться на памятник Марксу, чтобы Пол его так сфоткал. И тут подбегает милиция. Леннон кричит Полу: «Run!».
Они бегут от милиции.
Забегают в какую-то подворотню, запыхались. Здесь они и встречают Таню. Ту самую бабку, только сейчас ей 18 лет. Таня сама убежала с лекций вместе с подружкой. Подружка у Тани продвинутая. Она видит парней, говорит: «Надо же. Похожи на Маккартни и Леннона».
Йес, отвечает Джон Итс ми. Энд Пол. Риалли.
Подружка тут же сливается: она понимает, какие будут проблемы с КГБ. Зато простодушная Таня остается. Она не очень врубается, кто это такие, ну два придурковатых иностранца. Таня вообще не интересуется музыкой. Но считает, что должна проявить советское гостеприимство.
Она водит битлов по брежневской Москве, они едят в пельменных, катаются на троллейбусе, их страшно веселит это приключение. Ясно, что оба еще и соперники: им нравится красотка Таня, каждый думает, как бы скорей ее того самого.
Вдруг Таня сама зовет их к себе. Родители-геологи в командировке, она как раз одна. Два похотливых черта переглядываются: ой, ща устроим!
Но тут их ждет разочарование. В эту квартиру Таня с родителями только въехали, еще стоят нераспакованные коробки. Еще мебель кое-как. И Таня припахивает Джона с Полом, они двигают шкафы и носят коробки. Таня командует, не забалуешься. Заглядывает соседка: «Какие хорошие ребята! Сразу видно комсомольцы!». Изможденные Джон и Пол молчат. Но Таня говорит соседке: «А сфотографируйте нас!»
Так и получается фотка, найденная внуком.
А следом в квартиру врываются гебисты, сотрудники британского посольства, милиция и даже министр Фурцева.
Пол и Джон целуют на прощание Таню, уезжают с эскортом в аэропорт. Гебисты требуют от Тани написать подробный отчет о пребывании граждан Леннона и Маккартни.
«А что писать усмехается Таня. Бестолковые они какие-то. Но хорошие».
«Никому об этом ни слова!» приказывают гебисты.
Наше время…
Внук: И что, ты никому не рассказывала
Бабка: Нет. Всю жизнь молчала. Да и забыла быстро, не до них стало, жизнь была трудная.
Внук (ошарашенно): Ты провела день с Ленноном и Маккартни и молчала об этом Ба! Да ты что!
Бабка: Глупости это всё. На следующий день я познакомилась с твоим дедом. Вот это было событие. Кстати, у него была даже битловская пластинка. Но и ему я ничего не сказала.
Звучит A Day in the Life…
Ольга Вавилина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *