МЕТРО 2016

(хоррор)
Спускались мы однажды в метро. И жену вдруг зажевало.
Вот стояла она, улыбалась, и внезапно такой мат пошёл, что я аж присел от неожиданности. «Всё, — подумал, — началось!».
Ну, мат, он же от Дарвина, в смысле защитного механизма. А в метро том, что ни минута — объявление: «бомбы, угрозы, подозрительные лица». А у неё в тот момент лицо ну такое подозрительное сделалось, что аж череп сквозь кожу проступил.
Но юбку у того эскалатора мы всё же вырвали. Хотя хватка, конечно, бульдожья. Видимо, его ещё «сталинские соколы», точнее «кроты» солидолом мазали. Килограмма три мы этого добра себе на юбку насобирали.
И жена, конечно, начала горевать. Мол: «Всё, плакал наш Ленин!» — убивается. Просто мы с Лениным договорились в мавзолее увидеться.
В общем, расстроилась — не передать.
Опять, — говорит, — вождя профукали!
Ну и побежали мы наверх дежурной бабке солидолом тем хвастаться.
Отличный, говорим, у вас солидольчик натуральный, прям дёготь. А агрегат уж какой хваткий, так, вообще, слов нет.
Но бабка та, видать, не новичок. Трёх генсеков на своём посту схоронила, и потому сразу в хай:
— Что ж вы, юбки не придерживаете! Их же придерживать надо! Как же можно в непридерживаемых юбках по эскалаторам шастать!
Кричит, зубом золотым сверкает
И бросились мы тогда перед ней извиняться. Туристы, мол, дикие, — говорим давненько на метрЕ не ездемши. Клянёмся — впредь всё придерживать.
Для убедительности я даже брюки себе до колен закатал.
— Можно, — спрашиваем, — идти уже, наконец Не осерчаете, коли мы с собой ваш солидольчик в подоле прихватим
Но снова тут бабка золотом сверкнула, да рацией скрипнула.
— Надька! — хрипит. А ну-ка быстро клич сюда Петьку с керосином! А то ишь, в юбках расходились, да ещё и не придерживают!
«Петька с керосином!!» с женой переглядываемся. И бочком, бочком…
Но поздно.
Тут уж Петька. И канистра с ним. А ещё две бабки — обе страшнее первой.
— Пройдёмте! говорят нам. Проследуйте!
А у самих лица, как у матросов в семнадцатом.
Ну и пошли мы
И провели они нас прямиком сквозь стенку, вниз по ржавой лесенке, год этак в пятьдесят четвёртый. И, как стали там мою жену керосином поливать…
Льют, льют, да растирают. Льют, да растирают.
А я угодливо так — по карманам шарю, зажигалку всё найти не могу. И извиняюсь за то дрожащим голосом, не в силах глаз от стены отвести.
А на стене той «Правда» наклеена. И в ней два вождя в одном гробу — как живые!

Эдуард Резник

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.