Время весёлой истории о важности витальной злости, ярчайшим вербальным проявлением которой является великий и могучий русский мат

 

Время весёлой истории о важности витальной злости, ярчайшим вербальным проявлением которой является великий и могучий русский мат Всегда время. Ещё на первых курсах наше нежное дитя, наша

Всегда время. Ещё на первых курсах наше нежное дитя, наша ласковая деточка отправилась в Лондон, иноземную мову рихтовать по месту её, мовы, domicile.
Заселилась на кампус. В комнате с тремя китайскими девочками. У девочек с собой пятьдесят чемоданов с нарядами. По пятьдесят на каждую. Оставим моменты бытового сосуществования с тремя китайскими девочками. Настоящий аристократ всегда должен быть готов к лишениям, к теплушке, к кандею и к китайским девочкам.
На кампусе правила были относительно строгие. Одним из главных и основополагающих было: никакого бухла на кампусе. Наше нежное дитя довольно равнодушна к бухлу, как равнодушны все люди к тому, что разрешено в привычной домашней парадигме. Пей! — Не хочу! Да и если что, ностальгия и всё такое: ну купи и бухни у мусорки. Делов-то! Это тоже каждый аристократ должен знать.
Конкретно этих китайских девочек учёба не очень интересовала, несмотря на миф о китайских учениках. Их интересовали в основном препати, афтепати и конечно же сами пати. И необходимость выгулять содержимое ста пятидесяти чемоданов, хотя кто видел одну китайскую девочку в одной блестящей юбке — видел всех китайских девочек во всех блестящих юбках.
И вот однажды обнаруживает тамошний педагог трёх китайских девочек в жопу, в усмерть, в дым, в дрова, в тапки, влёжку! — прямо в комнате. А в холодильнике стоит почти пустая бутылка водки.
День был выходной. И Марьи не было не только в комнате, не только на кампусе, но и даже в Лондоне. Она уехала на Брайтон. Или в Брайтон. В случае этого Брайтона наверное правильнее «в».
Возвращается. Её ждёт группа надзорно-педагогических товарищей. И устраивает ей реально судилище. На предмет преступного факта водки в/на кампусе. Она сперва посмеялась. Затем пыталась объяснить и без того очевидную несуразность положения. Никто не внимал. Факты говорили сами за себя: на кампусе есть русская и на кампусе есть водка. Связь между этими овервелминг евиденс неоспорима!
Поняв бессмысленность разумных доводов, наш нежный цветок перешел к решительным действиям на родном языке:
— Да вы охуели! Сейчас я этих китайских блядей в ледяной душ запинаю и вы не расходитесь, идиоты ёбанные!
И что характерно: никто не разошелся. А для сцены покаяния мокрых китайских куриц требуется хороший худпост.
Татьяна Соломатина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *