Моя бабушка-гинеколог стала гинекологом, потому что ненавидела людей

 

Моя бабушка-гинеколог стала гинекологом, потому что ненавидела людей Или она возненавидела людей, потому что стала советским гинекологом Не суть. Она ненавидела людей вообще, женщин в частности

Или она возненавидела людей, потому что стала советским гинекологом Не суть. Она ненавидела людей вообще, женщин в частности и армян в особенности. Если люди ее раздражали просто так, то женщины и армяне — конкретно. Женщины были виноваты за наличие у них матки и влагалища. Сами органы ещё ничего, но с ними постоянно что-то происходило и они приходили к бабушке на прием,что ее несказанно бесило и отвлекало от чтения полного собрания сочинений Диккенса, поисков дефицитных эмалированных кастрюль и кроссвордов. Во время дежурств у них постоянно отходили воды во время трансляций «Что,где,когда» и так далее.
В целом в советской гинекологии было две базовые и всеобъемлющие претензии к пациенткам. Что вы припёрлись и где вы раньше были. Придти к гинекологу вовремя было также невозможно, как вовремя купить доллары в последнее время. Кажется что их отделение состояло из людей, уволенных из НКВД и ГУЛАГа за отсутствие милосердия к людям.
А армян она не любила за странные имена, тягу к долгим тостам и ипохондрии. Думаю, живи она в Венгрии, она бы ненавидела венгров, но под руку попались армяне.
У дедушки был знакомый Агарон (Аарон) Цолакович Гаранфелян. Ему было лет 80 и он раз в неделю приходил к деду, рассказывать про свои болячки. Дед его видимо любил или просто терпел, потому что их отцы вместе воевали под Сардарапатом.
А вот бабушка нежно и самоотверженно ненавидела Агарона Цолаковича всем сердцем. За имя. За отчество. За фамилию. За ипохондрию. Хорошо, что у Цолакыча не было матки, иначе думаю бабушка бы его убила маточной спиралью в ухо.
И вот однажды бабушка возвращается с работы, а Агарон Цолакович сидит в гостиной и ноет деду о каких-то проблемах с простатой и грядущей операции.
Неожиданно бабушка решила поддержать:
— Да не переживайте вы, господи! Моему коллеге в пошлом году делали такую операцию.
— Да- обрадовался Агарон Цолакович — И как
— Нормально. Он умер правда…но не от этого.
Это стало для меня золотым стандартом успокоения ближних перед операциями. Знакомому делали. Умер. Но не от этого.
Роберт Мамиконян

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *