Алан пялился в экран и откровенно скучал.

 

Высота орбиты, скорость сближения, угол входа в бой все рассчитывал компьютер, пилоту оставалось лишь потягивать остывший кофе и следить за цифрами на мониторе. Стаканчик в руке дрогнул и потерял вес, на миг показалось, что из него высосали остатки капучино. Алана слегка приподняло на месте, но его удержали ремни. Нужно будет доложить ремонтникам, что система искусственной гравитации опять барахлит.
Здесь все было иначе. Нет, конечно, Алан не рассчитывал увидеть в космосе яркие вспышки лазеров, услышать грохот взрывов в облаках пламени. Знал, что это выдумки сценаристов из старых фильмов. Смеялся над ними еще ребенком.
Но не сейчас. Понял, что никто бы не стал смотреть на реальные космические сражения. Скука смертная.
Красная точка на экране засветилась зеленым: можно бить рельсотроном. Эта дура жрет кучу энергии, что сказывается на маневренности корабля в первые несколько секунд после выстрела. Лучше подпустить противника поближе, дождаться, когда он подсветится желтым, и накрыть торпедами.
Четвертый, сказал Алан, когда красная точка на экране погасла, и откинулся в кресле. Ему казалось, что его сын играет на планшете в игры посложнее.
Четырнадцатый, говорит База, как обстановка раздался бесцветный голос из наушника.
База, говорит четырнадцатый, все ОК, так же беспристрастно ответил пилот.
Хорошо, четырнадцатый. Неплохо для первого боевого вылета.
Ха! Они называют это вылетом! Бывший ас ВВС США Алан Гилберт одним глотком допил кофе и усмехнулся.
Здесь все иначе. В космосе, где не чувствуешь кусок железа вокруг себя, который они называют кораблем. Корабль, пилоты слова перекочевали с Земли, вот только в них ничего не осталось. Крылатых красавцев для фильмов про далекие галактики рисовали с военных самолетов; в реальности Алан шел по орбите в почти идеальном обтекаемом цилиндре.
Даже управление отличалось, совсем не то, что в воздухе, будто водишь машину на огромной скорости по льду. Управлять цилиндром Алану дали лишь на обучении, в остальное время это берет на себя автоматика.
На экране вновь появилась красная точка, практически сразу компьютер просчитал ее траекторию. Алан зевнул. Будет пятой. За пять лет Объединенные вооруженные силы Земли потеряли чуть больше ста челноков сбитыми. Силы противника почти девять тысяч. Самая большая шутка вселенной: те, кто подчинил себе межзвездные расстояния, оказались никудышными бойцами.
Алан ждал. Сейчас точка подсветится зеленым, и он нажмет кнопку. Почему-то во времена сенсорных панелей и дополненных реальностей, где отдать команду можно движением глаз, под рукой у пилота все еще кнопка. Тугая, из грубого силикона в металлическом ободе.
Алан нажмет кнопку, и точка погаснет. Он даже не узнает, кто за ней скрывался. Люпусов почти никто не видел. Потому это так просто нажать на кнопку. Для этого он здесь, для этого оставил в ангаре крылатого друга, с которым провел в небе столько лет. Ради домика у океана и хорошего университета для сына.
Компьютер предложил использовать маневровый двигатель, чтобы сбросить скорость, так получится выйти на лучший угол для огня.
Конечно, в задачи пилота входило не только нажатие кнопки. Алан провел сотни часов за тренажером, отрабатывая внештатные ситуации: потерю Базы, выход из строя автоматики, превосходящие силы соперника…
Корабль Алана получил сигнал одновременно с выходом цели на дальность поражения. Палец замер в дюйме от кнопки. Пилот протер глаза, несколько раз пробежался взглядом по строчкам на мониторе. Компьютер расшифровал сигнал и утверждал, что он получен от корабля противника.
База, вызывает четырнадцатый, база! Алан облизывал пересохшие губы. Внештатная ситуация!
База слушает. Что у вас, четырнадцатый
Вот!
Алан переслал сигнал. Тот самый, что отправили земляне при первом контакте, в знак мира. Следом еще тысячи: с вопросами, предложениями, информацией о себе ответа не было пять лет.
Ждите, голос в наушнике не изменился.
Твою мать, твою мать, бормотал Алан, покачиваясь в кресле от нетерпения. Голову разрывало от вопросов.
Корабль Люпусов приближался. Миля в секунду почти вдвое больше обычной скорости. Метка подсветилась желтым. Алан отдал команду компьютеру готовить лазеры. На большом расстоянии они малоэффективны даже в импульсном режиме и годятся лишь чтобы сбивать ракеты соперника на подходе, но если пришельцы не сменят траекторию, то уже совсем скоро пройдут достаточно близко…
Сбивай! громыхнуло в наушнике. Это полковник…
Алан прослушал, на экране появилось извещение о повторном сигнале.
… цель!
Сэр, при всем уважении, устав о внештатных ситуациях, пункт… отчеканил Алан.
Капитан, я повторяю задачу сбить прежде, чем цель выйдет на низкую орбиту.
Люпусы близко, так близко, что давно могли бы начать бой. Но вместо этого продолжили слать сигналы. Лазеры на цели, форма вражеских кораблей не так идеальна: торчащие части радиаторов и орудий легкая мишень на таких расстояниях. Обезоружить, вызвать перегрев систем…
Капитан, это прямой приказ! в наушник орали. Ты знаешь, что я с тобой…
Алан знал. Рука дрожала над кнопкой, компьютер продолжал рассчитывать траекторию Люпусов.
Они хотят садиться, сказал Алан тихо, сам себя не услышал.
Тебе пиздец, капитан, сказал полковник внятно.
Можно еще успеть ударить. Обломки сгорят в атмосфере или упадут куда-то в Тихий океан. Алан еще может нажать кнопку, ведь для этого он здесь. Зачем ему быть первым, кто получил от Люпусов сигнал У первого не будет будущего на службе, не будет домика на берегу, и сын не пойдет в престижный университет. А все потому, что он ставит пункт сраного устава выше полковника, выше будущего своей семьи… Да и в уставе ли дело
В чем… дело спрашивал себя Алан, застыв над кнопкой. Несколько капелек слюны упало ему на руку, рядом с большим пальцем.
Отставить! ворвался в наушник новый голос. Мать вашу, отставить! Говорит генерал! Цель пропустить, четырнадцатый, слышишь меня Повторяю, не трогать цель! Сынок, ты понял приказ
Алан откинулся в кресле и рассмеялся в ответ.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *