Однажды в лесу недавно два раза чуть не облажался, не по малой нужде, а наоборот.

 

Однажды в лесу недавно два раза чуть не облажался, не по малой нужде, а наоборот. Так- то все знают, что в интернете я смелый и даже отважный. Да мы почти все тут такие. Я вот ничего не боюсь!

Так- то все знают, что в интернете я смелый и даже отважный. Да мы почти все тут такие. Я вот ничего не боюсь! Только хулиганов. Увидев их, мой след кашляет и простывает.
А тут иду. И в небе что-то засвистело, загудело. Думаю, опять Россиюшка бряцает воздушной мощью. Или великий русский витязь — Кыштымский Алешенька решил явить свой ратный подвиг. Гляжу в небо, а там циклон прям в нём. Или даже фронт. Такими материями обычно оперирует гелтфанд из прогноза погоды. Потом земля задрожала, у меня аж земля между ног отсырела от дурных предчувствий. И губы посинели, обычно так происходит, когда я вижу красивую женщину и кровь от мозга куда-то уходит. И тут как ебанет! Я думал, атомная война началась. Потом как посыпал снег. Затем град. А в конце — ливень, столбом. Стою один в лесу, под ёлкой. А молнии вокруг летают. Бьют в другие деревья. Я аж чуть кирпичной кладкой всё вокруг не обложил. Сантиметров восемьдесят толщиной, как в старь!
А сегодня опять стою в лесу. Слышу, лес ломается вокруг. Ну, думаю — медведь. Или двухэтажный лось. И прям на меня звук приближается, будто на рохан двигается полчище нечисти. Один я стою как Арагорн в белом пальто: солидное мужское платье, меч-кладенец, взгляд с грустецой, в общем задрот-задротом. Посмотрел я на свой нож, всплакнул украдкой. Дай хоть посмотрю в глаза смертушки своей. А на том конце, видимо, такой жэ триггер. В итоге, смотрю. Вышел кабан. Килограмм триста бекона, бивни как у слона, стоит, унюхал меня, дышит матом. Огляделся вокруг — глядь, дрын. Думаю, да иди сюда, щенок! Сейчас как раззудится ручища-то моя богатырская. А это, блять, гнилушка, сука. С виду дрын солидный, увесистый, а так — как русский рэп в лице Моргенштерна. Одни понты корявые. Гнилушка тут же и сломалась. Кабан услышал и зассал! Как побежит не глядя в гущу, только слышен хруст валежника и стук его инфернальных копытец. Зассал, зассал, воспряла тут же моя архитектура подсознательного. Закричала диким эхом, эге-гей, свинья! Камон-камон. Снежок, иди сюда, размахивала она, неоткушенным ухом холифилда. Сразу я стал выше, красивее и менее субтильным.
Очень я всё таки смелый лакибой. Надо налысо подстричься всё таки. И брать с собой нормальный нож. А не канцелярский. Хотя последний так эстетически режет жопки белым. Прям невозможно.
Евгений Березовский

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *