А каким было ваше детство..

 

А каким было ваше детство.. ...На уроках труда в школе мы вязали и шили. Правда, вязала за меня бабушка. То, что я вязала на уроке... за это нельзя было поставить оценку, только незачет. Шить

…На уроках труда в школе мы вязали и шили. Правда, вязала за меня бабушка. То, что я вязала на уроке… за это нельзя было поставить оценку, только незачет.
Шить пришлось самой. Но вы бы видели мой первый фартук. Жесть. Мне его дома потом вся семья исправляла, чтобы смотрелся не так ужасно. Оборочки пришивали и гипюрчиком драпировали.
Юбку-солнце и платье я уже сносно сшила. Даже к платью воротничок приладила. И ходила потом гулять и в юбке, и в платье. Последнее у меня вообще считалось парадным. Мальчиков кадрить.
И так я вошла в раж, что даже самостоятельно, без закадычной подружки Ирки, по журналу «Бурда — моден», сделала выкройку и сшила прямую юбку с разрезом сзади. Я до сих пор этим горжусь. Я могла бы шить… Но мама сказала, что в такой юбке гулять нельзя. Типа, ткань не такая. Не такая, конечно. Не черная. Желтая с серыми пантерами. Но и я в пятом классе. Почему бы и нет Думаю, маме просто не понравился разрез на юбке, хоть он и был маленький.
Словом, мама накапала на мозги и юбку я стала носить только дома. И забросила шитье. И сейчас ничего не помню. Кроме слова «шпулька». Я даже пуговицы с трудом пришиваю, мужа прошу.
Это, наверное, у меня какая-то детская психологическая травма. Вместо того, чтобы похвалить, мне сказали, что в такой уродской юбке по улице гулять нельзя.
Но сейчас-то я взрослая и понимаю, что зряшное это дело, обвинять в чем-то своих родителей. Возьми и снова начни шить, чучундра. Делов-то. Так что я не жалуюсь. Я категорически не одобряю подобных рефлексий и планирую начать шить. Ну, не сейчас. Потом как-нибудь. На пенсии.
А вот вышивать у меня сразу не получалось. От слова совсем. Хорошо, что за это оценки не ставили. Просто кружок был. Я ходила за компанию. И вышивать не пыталась. Вроде, все делала правильно, старалась, но смотрелось действительно уродско. Аж кровь из глаз, как говорится.
Я свою салфеточку с недошитым — вышитым цветочком сразу куда-то выбросила, до того страшная была.
А еще мы на уроках труда готовили по группам. Три группы выходило. Конечно, ничему я тогда не научилась. Но было прикольно. А в конце кулинарного курса трудовичка чаепитие решила устроить. Мол, девочки, пеките дома торты и печенья, приносите на урок. И чаепитие, и оценки.
Торт пекла мама. А кулинаром она была не очень. Она была умная. Купила упаковку «Кекс», размешала с водой, сунула в духовку. Из одной большой лепешки по маленькой тарелке отрезала, смазала кругляши сгущенкой, сверху украсила клубникой из варенья. Получился маленький миленький тортик. Вкусный. Я, как и все девочки в нашем классе, получила пятерку. Ясен пень, всем мамы пекли.
И так всем понравилось чаепитие, что решили повторить. Но мама была страшно занята и сказала, чтобы я взяла пряники. Не догадалась купить печенье. Вернее, мыслями была далеко, иначе бы догадалась. И я мышей не словила. Потому что половина девочек принесли печенье. Покупное, конечно. И получили пятерки.
А я пришла с пряниками. Трудовичка была в растерянности. Даже не помню, что она мне поставила. Трояк, наверное. Не двойку же. А то у всех пятерки, а у меня — двояк Но четвертка в четверти у меня все равно выходила и я не расстроилась.
После чаепития ко мне подошла Зинка и спросила, мол, а можно я пряники возьму Я подумала, она угоститься хочет, поэтому ответила, мол, бери, конечно. А она взяла и пряники в пакет высыпала, домой забрала. Я была в таком шоке, что даже не смогла ничего сказать. Наглость — второе счастье. Если бы спросила домой забрать, я бы не отдала. Потому что какого хрена Пусть ей родители покупают.
А потом на уроках труда мы что-то пытались печь. И опять потом устроили чаепитие. Мол, все приходите с пирогами.
И все пришли с маленькими пирожочками. А я — со здоровенными пирогами, потому что мои родители пекли здоровенные пироги. Ну, а хрена ли маленькие есть, одно тесто и начинки мало. А вот у моих родителей пироги были настоящие. Съел один в обед и сыт до ужина.
И девочки из класса над моими здоровенными пирогами охали и ахали. И прикалывались. А я смотрела на их маленькие пирожки и думала: не, чё за фуфло Чё тут есть-то
А готовить я научилась, когда мы стали жить с моим будущим мужем вместе и мне хотелось его радовать. И готовить он меня научил, потому что умел готовить с армии. Такие дела. Пришел в армию, в него ткнули пальцем и сказали, мол, ты машину с продуктами разгружал, вот и готовь. А ему — 18 и он ни разу не готовил.
Недавно нам с сыном рассказывал. Зима, говорит, такая, что плюнешь — и слюна на лету в ледышку превращается. Воды нет, чтобы посуду помыть, лед ломал и на плиту ставил. Потом уже научился замачивать. И, говорит, плиту на кухне никогда не выключал. Даже на ночь. Потому что и на кухне ночью все замерзало до инея.
И ведь готовит вкусно. Некоторые блюда — вкуснее, чем я. Жизнь — лучший учитель. Но сына он готовить учил еще с начальных классов школы. Потому что, говорит, мужик должен уметь всё.
А вдруг ему жена попадется, вроде меня, которая нихрена не умеет. Хотя мои здоровенные пироги уплетает только так, аж за ушами трещит.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *