Виктор просыпался каждую ночь от грохота мусоровоза за окном

 

Виктор просыпался каждую ночь от грохота мусоровоза за окном Регина гладила его по забинтованной голове и уговаривала снова лечь спать. Ты стал странным после травмы, раньше ты не просыпался

Регина гладила его по забинтованной голове и уговаривала снова лечь спать. Ты стал странным после травмы, раньше ты не просыпался даже когда сосед праздновал получку, женщина укутала мужа, и сама улеглась удобнее. Это самое, ну вспомни, Петрович каждые две недели бузил.
Виктор задумчиво пробурчал и перевернулся на правый бок. Его коробило от одного голоса Регины, от манеры говорить, длинных ветвистых предложений с гроздьями ненужных слов. Виктор не терялся и выражал недовольство, манерно закрывая уши и переходя на крик и ругань.
Ничего, это с тобой после травмы такое сталось. Доктор пообещал, что ты скоро всё вспомнишь. Регина улыбалась и щёлкала мужа по носу. Её этот жест забавлял, а Виктора невообразимо раздражал, и в такие минуты он закипал, как кофе в турке. И чтоб не наговорить лишний раз грубостей, мужчина переворачивался на другой бок и делал вид, что спит. Но Регина не унималась и продолжала тараторить.
Вот бы у тебя скорее всё в мозгу восстановилось, а то как сыч суровый, всё волком на меня смотришь, голос её надломился от горечи и напомнил скрип несмазанной двери. А как мы с тобой двадцать лет душа в душу, мебель вместе покупали, копили на то, на сё Ну неужели, ну хоть что-нибудь вспомни. Ну Ах, если бы ты хоть чуточку старался, и она тихонько заплакала, уткнувшись в подушку.
Виктору тяжело спалось дома после выписки из больницы. Кровать казалась совершенно неудобной, пижама сильно врезалась в подмышки, словно уменьшилась, пока хозяин отсутствовал. Все эти мелочи наводили мужчину на смутные сомнения «А его ли это дом», «Чья жена хлюпает носом на другой стороне кровати» Странная авария, произошедшая несколько месяцев назад, вычеркнула все прожитые годы, и теперь Виктор, как сторонний наблюдатель, подводил итоги чужой жизни. Квартира с видом на мусорные баки навевала тоску. Обстановка также не вызывала восторга. Долго мужчина рассуждал, какая неведомая сила заставила его выбрать помпезную хрустальную люстру до пола, фиолетовые обои, восточные ковры и столь несоизмеримые с размерами комнаты кресла.
О былой жизни Виктор имел смутное представление. Регина часами сидела у его кровати в больнице и пересказывала одни и те же истории. Но только в памяти ничего не отзывалось, он слышал лишь скучные рассказы о совершенно постороннем человеке. Женщина с волнением ожидала момента, когда в глазах мужа вместо непонимания появится ясность, и он со знакомой ухмылкой заговорит с ней. И радостно вскрикнет: Как же, в день нашего знакомства дождь лил как из ведра. Не мог же я такого не вспомнить.
Но столь желанного выздоровления не происходило, и Регина продолжала ждать и страдать. А Виктор долго смотрел на жену оценивающим взглядом и пытался понять, что же нашёл в ней много лет назад. Красотой Регина не отличалась никогда. Как археолог орудует кистью над артефактом, Виктор пытался мысленно сбросить следы прожитых лет с лица женщины, и всё равно находил внешность довольно заурядной. Может двадцать лет назад он и влюбился в Регину, но сейчас еле терпел её присутствие. Выхода из сложившейся ситуации Виктор не видел и продолжал скрипя зубами принимать ухаживания жены.
Он не помнил своего прошлого, одно лишь мог предположить он человек образованный. То и дело в его голове всплывали термины и обрывки фраз на нескольких языках. Но Регина упорно убеждала мужа в том, что он обычный слесарь да ещё и третьего разряда. Может, ранение открыло в нём способности для новой, более осмысленной жизни
***
Через два месяца после автокатастрофы Виктор почувствовал себя совершенно здоровым. Голова больше не кружилась, и он мог самостоятельно передвигаться. Только воспоминания о прожитых годах оставались зарыты в глубинах подсознания. Кем бы Виктор ни был раньше, теперь это не имело значения. Тянуть прежнюю жизнь не имело смысла, и мужчина решился уйти от Регины.
Несколько раз он начинал разговор, но женщина чувствовала к чему ведёт ход осторожных рассуждений, сразу хваталась за сердце и требовала валидола.
Ты не можешь меня разлюбить, двадцать лет назад ты сказал, что будешь любить вечно! из глаз катились тяжёлые слёзы, женщину трясло от горя.
Попытка уйти по-хорошему провалилась, и Виктору ничего не оставалось, как сбежать от жены втихаря. Как только за Региной закрылась входная дверь, мужчина вскочил с кровати и принялся шарить по ящикам в поисках документов и денег на первое время. Затем, прихватив немного вещей, он выбежал на улицу и, не имея представления о местности, направился в сторону центрального проспекта. На первом же столбе Виктор заметил объявления о работе, и это он воспринял, как добрый знак.
На добытые деньги удалось снять кровать в общежитии. Впервые после стольких месяцев заточения душа мужчины успокоилась. И ночью он видел приятный сон, как поезд на огромной скорости уносит Виктора подальше от убогой квартиры и опостылевшей Регины.
Громкий разговор разбудил мужчину и развеял счастливое видение. Над изголовьем кровати стоял полицейский, крутил перед лицом документами.
Виктор Чернов Нам поручено отправить вас домой.
Под шумные протесты Виктора силой затолкали в машину и вернули в ненавистную квартиру.
Регина роняла благодарные слёзы и то и дело обнимала полицейских. Виктор ожидал поток упрёков и крупный скандал, но ничего этого не было. Напротив, жена говорила с ним своим сахарным голоском и поглаживала по спине.
Зачем же ты так меня пугаешь, любовь моя Ты же знаешь, как сильно болен.
Через пару дней и нескольких неудачных попыток поговорить с женой Виктор вновь решился на побег. В этот раз полицейские скрутили его возле автовокзала и снова повезли домой. Он вырывался, пытался бежать, но мужчины в форме вновь догоняли его и тащили к машине.
Послушайте, разве я ни свободный человек Разве я не могу уйти от своей собственной жены
Сотрудники будто не слышали мольбы и, не произнося ни слова, отправили несчастного Виктора домой.
Жена сидела за огромным столом на кухне и в ожидании стучала пальцами. Как только Виктор вошёл, она принялась мыть посуду, демонстративно игнорируя его, нарочно громыхая чашками и напевая.
Виктор с ненавистью наблюдал за Региной, несколько раз кашлянул, ожидая внимания.
Ты не хочешь мне кое-что объяснить мужчина подошёл ближе, но жена, как и прежде отказывалась его замечать. Какого чёрта
Он ещё предпринял несколько попыток побега. Теперь полицейские хватали на выходе из дома. Несколько раз пытался сопротивляться, убегать, но все усилия были тщетными. Его, побитого, вновь возвращали Регине.
Женщина кричала и бросалась в Виктора вещами и, как признавалась, страсть как устала от его дурацких выходок. Она говорила, что ещё немного и терпение иссякнет и она вытолкнет Виктора прямо на улицу. Потом в душе Регины что-то щёлкало, и она, рыдая, бросилась на шею мужа, плакала и целовала.
Как я могу тебя упрекать, ты ведь так сильно болен. Это я во всём виновата!
После нескольких сорвавшихся попыток вырваться на свободу, Виктор понял за входной дверью следят, а следовательно нужно искать другой путь. Пожарная лестница находилась в метре от окна, и мужчина возлагал теперь надежды только на неё.
Регина вышла за продуктами, и можно было рассчитывать на час свободного времени. Он встал на подоконник и попытался ухватиться за лестницу. Ему не хватило сил, чтоб подтянуть тело, и он несколько секунд безжизненно висел. А потом рука задрожала от перенапряжения и боли, Виктор отпустил перекладину и полетел вниз с третьего этажа.
***
Ну что ж, давайте заново знакомиться. Улыбчивый человек в белом халате протянул Виктору руку, едва он очнулся. Сильный запах лекарств и антисептиков ударил в нос, перед глазами была больничная палата.
Намучились мы, конечно, с вами. Незнакомец развернул историю болезни. Так что тут, ага, сильный вывих, сотрясение и так, ушибы по мелочи. Завтра уже посещения разрешим, а то супружница ваша нам тут полный раздрай устроила. Ах, какая энергичная женщина, супруга ваша.
В глазах у Виктора всё раздваивалось, и он не мог сосредоточиться. Слова неизвестного терялись в голове и отдавались эхом. К горлу больного подступила тошнота, он попытался резко встать.
Пожалуйста, не пускайте её сюда. Я не в силах находиться с ней рядом.
Мужчина в халате насупился и сделал какие-то пометки в блокноте.
Хм, ну это не вам решать, незнакомец стал серьёзным, в голосе появилась опасная жёсткость.
Это как же Я не желаю… посетитель резко перебил Виктора.
О как мы заговорили. А на суде вы умоляли дать вам возможность искупить вину. Мужчина хлопнул себя ладонью по лбу. Ах да, что ж я говорю, вы же ничего не помните. Три месяца назад вы сели пьяным за руль, набрали порядочную скорость и не справились с управлением. Это повезло, что время было позднее, а то жертв могло быть больше.
Воспалённая голова с трудом впитывала информацию. Пациент не сразу осознал услышанное.
Я кого-то сбил
Человек в халате говорил спокойно, будто речь шла о мелочах.
Сбили. Насмерть, Виктора Черного. Да, наверное, сейчас вы в полной растерянности, так я вам объясню. Ужасный судебный процесс, как вспомню самому стыдно. К непредумышленному убийству добавилась попытка подкупа судьи и дача ложных показаний. Полный провал, конечно, с каждым заседанием положение дел ухудшалось, незнакомец в белом халате явно получал удовольствие от рассказа, каждое слово он смаковал и говорил медленно, чтоб растянуть удовольствие. А вы человек немолодой, и при таком раскладе когда-нибудь выйти из тюрьмы было бы проблематично. Так вот суд предложил компенсировать урон вдове и заменить погибшего. Три месяца назад вам почистили память. Вам и вашей теперь уже супруге. Теперь ничего не поделаешь, придется доживать.
Рассказчик поднял руку и посмотрел на часы. Вероятно он уже опаздывал, но уходить не спешил. Пациент пребывал в замешательстве, не веря сказанному, пытался вновь проникнуть в глубины памяти, но находил лишь воспоминания об убогой квартире и Регине.
А кем я был до всего Где моя семья Как меня раньше звали
Незнакомец, услышав вопрос, просиял, уж очень ему хотелось рассказать пациенту, что его как личности больше не существует. Три месяца назад всех родственников, друзей, знакомых оповестили о безвременной кончине от страшной заразной болезни. Устроили пышные проводы, и теперь все до одного уверены их приятель мёртв.
Вам бы радоваться. Тот человек, который раньше жил в этом теле редкостный мерзавец. Не стоит о нём жалеть. Одних только брошенных детей Знаете, мне кажется все люди, пришедшие проститься, лишь хотели убедиться, что наконец одним негодяем на земле стало меньше. А теперь вы достойный член общества, слесарь, верный муж, да ещё внесли какой весомый вклад в науку.
Пациент попытался встать, бился ногами и до конца не верил в реальность происходящего.
Я не Виктор Чернов, и не собираюсь им быть! Не заставите!
Он представил всю прожитую жизнь покойного, и душу обуяла тоска. Представилась Регина в халате с тарелкой огромных беляшей, идущая на встречу, повторяющая ласковые слова. Мужчина вцепился в кровать и попытался встать, но его руки стягивали кожаные ремни.
Анастасия Балюлина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *