О ВОСЕМНАДЦАТОЙ ЛЮБВИ

 

О ВОСЕМНАДЦАТОЙ ЛЮБВИ Оп-па! Кто только не писал о первой любви. Чья только плешь не была проета воспоминаниями об этом сомнительном удовольствии. Первая любовь это старое бабушкино пальто,

Оп-па! Кто только не писал о первой любви. Чья только плешь не была проета воспоминаниями об этом сомнительном удовольствии.
Первая любовь это старое бабушкино пальто, погрызенное молью и валяющееся на дне сундука, которое иногда оттуда вынимают, внимательно рассматривают, пересыпают нафталином и укладывают на дно, чтобы лет через десять опять достать, разглядеть и пересыпать. Старое пальто уже нафиг не нужно, но выбросить жалко, вот и достают, и нюхают, и проверяют, все ли рукава на месте. Иногда те, кому повезет, находят в кармане старый трамвайный билетик, или билет на последний сеанс в кино, или билет в баню, или… да мало ли!
Бывает, что первая любовь это секретик, который дети закапывают где-нибудь под кустом, а потом проверяют, остался он там или нет.
Первая любовь это толстая тетя в платке, которую встречаешь на троллейбусной остановке и с удивлением узнаешь, что она превратилась в замордованную жизнью, тремя большими внуками и одной маленькой пенсией Нину Ивановну, или наоборот это лысый и хромой дядька с помятым портфелем, откуда все время вываливаются какие-то чертежи.
Ну ее к лешему такую любовь.
Поэтому я вам расскажу о восемнадцатой любви.
Восемнадцатая любовь это сплошной праздник жизни. От такой любви никакого вреда. Например, от нее еще никто никогда не застрелился. Да и какой смысл стреляться, если левой ногой ты уже в могиле, а одним зубом на полке
Восемнадцатая любовь это когда ты целуешь лягушку и знаешь, что она никогда не превратится в принцессу. И не только знаешь, но и радуешься этому.
После восемнадцатой любви еще никогда никому не удавалось забеременеть и жениться.
Особенностью восемнадцатой любви является и то, что она вовсе не всегда приходит после семнадцатой. Иногда восемнадцатая любовь наступает сразу после второй.
Восемнадцатая любовь это тихий вечер у камина и пироги с капустой.
От восемнадцатой любви невозможно простудиться и умереть, потому что не нужно бежать полуодетым в двадцатиградусный мороз неизвестно куда, сплавляться по бурной реке неизвестно зачем и подстерегать за углом неизвестно кого неизвестно с чем в руке.
Если вы встретите в кинотеатре бритого, упитанного человека, не глазеющего по сторонам, со стаканчиком томатного сока в руке и с новым мостом через весь рот знайте, что его посетила восемнадцатая любовь.
Восемнадцатую любовь не надо прятать на дно сундука, от нее не пахнет нафталином. Да и зачем, если она постоянно висит у тебя перед носом на вешалке Восемнадцатая любовь не требует постоянного ухода достаточно не забывать пару раз в месяц пройтись по ней влажной тряпкой.
Так что, как ни крути, дорогой читатель, а от такой любви одна сплошная польза.
И только очень редко, когда вокруг никого нет, ты лезешь в сундук, достаешь старое бабушкино пальто, находишь в нем трамвайный билетик, или билет на последний сеанс в кино, или в баню, да мало ли, и вдруг вспоминаешь, как бабушка рассказывала о тридцать седьмой любви, но не можешь вспомнить, что именно, и стараешься вспомнить, и успокаиваешь себя тем, что раз бабушка рассказывала, значит это наверняка было интересно, потом ложишься спать, но сна ни в одном глазу, и ты лежишь, лежишь с открытыми глазами долго-долго. Всю оставшуюся жизнь.
Мария Рубина

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *