Мрачно сияло во тьме космоса Солнышко

 

Мрачно сияло во тьме космоса Солнышко Совсем рядом, по космическим, конечно же, меркам, крутились планеты. Раскаленный Меркурий, величавый Юпитер, пожелтевшая Земля Солнышко скривилось, смотря

Совсем рядом, по космическим, конечно же, меркам, крутились планеты. Раскаленный Меркурий, величавый Юпитер, пожелтевшая Земля Солнышко скривилось, смотря на Землю. Маленькие, красные от недосыпа глазки, совершенно невидимые из-за ослепляющего света, исторгли из своих глубин две страдальческих слезы, которые моментально высохли, соприкоснувшись с жаром Солнышка. А внутри пылающего шара возникли воспоминания: обрывочные, почти забытые, вновь принесшие боль.
Только воспоминания о Земле приносили Солнышку боль. Боль, принесенная Меркурием, почти исчезла, как и боль от Венеры. Солнышко вздохнуло и устремило на Землю грустный взгляд, наблюдая за тем, как светлая полоса медленно приближается к ближайшему материку.
— Пора, — коротко произнесло Солнышко, разгораясь все ярче и ярче. На миг Солнышку показалось, что Земля застонала, но оно отбросило сомнения в сторону и выбросило в сторону Земли мощную волну особого излучения. Опасливо сжался до размеров ореха Меркурий, мрачно вздохнул Юпитер и красавец Сатурн, но каждый понимал, что это необходимо.
— Человечество ждет свет, — пропело Солнышко, появляясь над горизонтом и осматривая выжженные руины некогда могучих городов. Оно усмехнулось, увидев, как бросились в спасительную тень крохотные люди-муравьи, и в усмешке этой мало было доброты. Страха нет. Страха в них нет. Тьма в тот свет тотчас придёт И весь мир начнёт отсчет.
— Бегите! Скорее в тень! пискляво визжали грязные люди. Они, спотыкаясь и карабкаясь по упавшим, что есть сил стремились к спасительной тени, которая удалялась от них с каждой секундой. Солнышко мрачно следило за их действиями, становясь все больше и ярче. От Земли в воздух поднимались облачка легкого пара, а металлические конструкции, попавшие под ослепляющий свет, причудливо изгибались, плавясь от нестерпимого жара.
— Спалит всех Солнце своим светом! взревело Солнышко, обрушивая на Землю свою ярость и испепеляя тех, кто не успел добраться до укрытия. Ледяным ядром кометы. Плещется гнев внутри меня И сожжёт всех столб огня!
— Вся жизнь дерьмо — прошептал крохотный человечек, подвернувший ногу и не успевший добежать до разрушенного небоскреба. Он смело посмотрел на Солнышко, но вместо сострадания увидел приговор. Крохотные покрасневшие глазки Солнышка сузились и без жалости наблюдали за тем, как сгорает от его ненависти очередной страдалец.
Земля стонала, исторгая из себя фонтаны пара от раскаленных труб, спрятанных глубоко внизу. Кричали люди-муравьи и Солнышко чувствовало страх в этих криках. Но работа должна быть доведена до конца. Солнышко это понимало и снова начинало жечь очищающим жаром потрескавшуюся Землю, разрушенные города и тех немногих, кто не успел спрятаться от гнева разозленного светила. А мрачная песенка, которую напевало Солнышко, была сродни реквиему, куда более эпическому, чем у того же Верди или Моцарта.
Под заключительный куплет обрушился гигантский небоскреб, подняв в раскаленный, дрожащий воздух клубы пыли и пепла. Не выдержали сломленные жаром опоры и величавый гигант с оглушительным грохотом упал на то место, где еще недавно зеленел приятной прохладой городской парк. Солнышко недобро усмехнулось, обозревая пространство под собой и набираясь сил для заключительного представления.
Поморщилась Венера и, не в силах выдержать жуткого зрелища, отвернулась в сторону. Глупо хихикал отвергнутый человечеством крохотный Плутон, запоминая каждый миг и каждый крик. Мрачно смотрел на происходящее Юпитер, все подмечая своим багровым Глазом. А Солнышко продолжало жечь
РАЗ! От гнева вспыхнет солнце!
ДВА! Не будет вам светить в оконце!
ТРИ! Сияет сердце черной тьмой!
ЧЕТЫРЕ! Никто не слышит крик немой! пропело Солнышко, приближаясь к горизонту.
Его ярость немного утихла, да и жар перестал быть таким невыносимым. Солнышко поджало крохотные губки, увидев, как из руин и дыр в земле выползают грязные и изможденные люди, но все-таки улыбнулось и ужалило их напоследок угасающим светом. Оно понимало, что с каждым восходом прячущихся в укрытия становится все меньше. «Скоро. Очень скоро», — думало Солнышко, скрываясь за горизонтом.
На миг оно увидело потускневшую и почти выгоревшую надпись на кирпичной стене. «Солнце ёбнутый фонарь» — прочло Солнышко и зло рассмеялось. Эти оскорбления давно его не трогали, наоборот веселили в редкие минуты забытья до очередного очищающего восхода. Но сейчас Солнышко не отказало себе в удовольствии хорошенько прицелиться и последним лучом ударить по шатающейся стене с оскорбительной надписью. Оно улыбнулось, когда стена рассыпалась на кирпичики, похоронив под собой редкое творчество цепляющихся за жизнь муравьев.
— Скоро, Земля. Скоро, — пропело Солнышко колыбельную, ласково согревая тот бок Земли, на котором ничего не осталось, кроме высохшей пустыни и крохотного клочка с зеленью. Молчала Земля, забываясь тревожным сном и понимая, что завтра всё повторится. Скоро я избавлю тебя от паразитов. И возможно новая жизнь будет лучше той, что сейчас старается выжить.
— Почти каждый из нас через это проходил, — заботливо улыбнулась Венера. Тебе полегчает. Только потерпи еще немного. Совсем чуть-чуть.
Солнышко закрыло глаза и задремало. Посапывал неподалеку гигант Юпитер, да и Земля забылась нервным сном. И лишь тихая песенка, которую продолжало напевать Солнышко, нарушала космическую тишину
Гектор Шульц

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *