Сейчас гуляла с детьми и видела, как четверо мужиков пытались завести заглохшую машину

 

Сейчас гуляла с детьми и видела, как четверо мужиков пытались завести заглохшую машину Они толкали ее вперед, прямо на шоссе, припарковав свои машины, потому что кому-то на дороге потребовалась

Они толкали ее вперед, прямо на шоссе, припарковав свои машины, потому что кому-то на дороге потребовалась помощь. И вот когда заглохшая машина уже завелась и поехала, они весело возвращались к своим машинам, и один из мужиков сказал остальным:
— Я и не думал, что мы такие слабаки…
Он имел ввиду, вероятно, что они долго не могли разогнать тачку. Ох, как же мне захотелось возразить.
Знаете, я так много читаю писем от женщин. От разных женщин. От сильных женщин. Точнее от… вынужденно сильных женщин.
От тех, кто и рад бы быть слабой, но кто давно понял, что, образно говоря, если семья — это машина, которая мчит по жизненному хайвею, то вот этот мужчина за рулем понятия не имеет куда ехать, а женщина рядом и рада была бы тихо сидеть на пассажирском сидении и варить борщи, но ведь не едем никуда, не развиваемся, не разгоняемся, стоим, дремлем, глохнем, теряем время.
А мимо проносятся другие семьи, вперед, вреред, и у всех получается, почему же у нас и тачка сыпется, и мужик такой, как невыбранный обед в самолете: не рыба, не мясо.
И женщина садится за руль семьи.
Потому что больше некому. И смотрит в зеркало заднего вида на озадаченные мордашки детей. И решительно выжимает газ.
Слабость мужика — это вообще не про мышцы.
Это про безответственность и ненадежность. Про невыполненные обещания, про аргументы-кулаки, про раздражение на себя, сублимированное в раздражение на близких.
Мне каждый день пишут женщины.
Слабые женщины, ставшие сильными. И не ставшие.
Я каждый день читаю зарисовки из жизни разных семей, и добавляю штрихи к портрету слабого мужчины.
Слабый — это тот…
Это тот, у кого в лексиконе прижилась фраза: «Ну а я-то что сделаю»
Это тот, кто неделями «не замечает» платежку за кружок сына на тумбочке в прихожей, рядом с ключами;
Это тот, кто знает, что у тебя седьмой год — один и тот же потертый пуховик на зиму, а он смотрит передачи про перезагрузку людей, где их переодевают в красивое, и говорит: «О, тебя туда надо»;
Это тот, кто обещает, но не делает. А когда ты делаешь сама, ругает тебя за то, что сделала не так;
Это тот, кто не был ни на одном отчетном концерте своего ребенка, потому что у него есть дела поважнее;
Это тот, кто, кто вынужденно сокращая семейные расходы, начинает вычеркивать репетиторов ребенка, дорогой лечебный корм для собаки и новое платье жене на новогодний корпоратив, а статьи на ежедневный алкоголь (пиво) и сигареты — неприкосновенны, ибо, «без них я точно не вывезу».
Это тот, кто в ответ на слезы усталости жены, вместо того, чтобы обнять и сказать: «Мы справимся!», говорит: «Ну ты же хотела детей»
Это тот, кто встречает жену, которая пришла с работы позже его, фразой: «Что у нас на ужин»
Это тот, кто гневно ругается на тебя за то, что ты вовремя не решила проблему с набойками на обуви, а теперь намекаешь, что ноги мерзнут в старых сапогах.
Так хочется все исправить, чтобы было все правильно.
Ведь мужик — это уверенный водитель в семейном авто. Вот и где он Почему вместо него эта желейная обидчивая мямля
Невозможно подруливать тому, кто не хочет вести машину, кто не знает, куда ехать, и кто не хочет знать!
И вот они уже меняются местами, мужчина и женщина. И она ведет семью сама, порывисто, не правильно, но едет же, и в конце-концов , устав от собственных надежд и ожиданий, что когда-нибудь она не будет чувствовать это критическое клиническое одиночество в капсуле семьи, она скажет ему, своему бывшему водителю, перегнувшись через него открыв дверь: «Выходи. Выходи, я прошу тебя!»
И дальше поедет одна. Ну, то есть без него. Не одна, конечно. С детьми.
Наверное, уместно было бы здесь написать текст и о слабых женщинах. О тех, кто мешает своим самодурством вести автомобиль семьи сильным мужикам. Но мужчины не пишут мне писем, они не бравируют своими слабостями, и у меня нет на этот счет никакой конкретики.
Мне вообще сегодня грустно. И мне хочется, чтобы завелись все заглохшие автомобили семей. Чтобы у этих двух людей, сидящих на передних сидениях, определились роли: кто штурман, кто водитель. Чтобы случилась команда, целеуструмленная и крепкая, которая сумеет объехать все выбоины и преграды.
И чтобы мне не писали женщины, в ужасе заглохшие на жизненном перекрестке, уставшие единолично буксовать в бесконечных обязательствах, плачущие от бессилия, уронив голову на руль, не замечая, как громко кричит за них клаксон их неприкаянного автомобиля.
И чтобы те мужчины, вышедшие на полном ходу их своих авто, захотели что-то исправить, потому что их не устраивает жизнь на обочине.
Мы сами выбираем себе слабости.
Мы сами выбираем себе пассажиров.
И сами выбираем себе путь.
Поэтому…
Смотри, куда едешь.
Цени тех, кто рядом.
Не упусти свой зеленый…
Ольга Савельева

 

Источник

Обсудить историю

  1. Тимофеева Наталья

    Грустненько

  2. Ненилина Анастасия

    Перед тем как выйти замуж стоит пожить вместе. Большая часть поблемных закидонов партнёра видна сразу. Просто в этот момент мы думаем гормонами. Ответственность за выбор на нас самих.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *