У нелюбви к себе много лиц.

 

У нелюбви к себе много лиц. Можно, например, проходя мимо угла кухонного стола, каждый раз немножечко на него натыкаться. И носить синяки как медаль. Можно не брать с собой зонт, чтобы не

Можно, например, проходя мимо угла кухонного стола, каждый раз немножечко на него натыкаться. И носить синяки как медаль.
Можно не брать с собой зонт, чтобы не потерять его. Либо держишь дома, либо сразу теряешь, такие вот два сказочные сюжета, в центре которых — промокшая ты. Капли стекают за шиворот. Мерзко и грустно.
Можно захотеть испечь вертуту с маком, но отложить, потому что недосуг. А к концу года, так и прошедшего без вертуты, поуничтожать себя за леность и плохой тайм-менеджмент.
Можно купить себе чёрный пуховичок, а потом отчаянно завидовать соседке, которая ходит в чём-то безбашенно блестящем.
Можно хранить верность парикмахеру, привычно портящем твои волосы.
Можно отказать себе в собаке, ибо нефиг, а заодно и мечте о собаке, ибо нефиг мечтать.
Можно не пойти в гости к подруге, потому что пора уже взяться за проклятую уборку, но тут же рухнуть на диван под гнётом отвращения ко всему происходящему.
Можно обзавестись набором убийственных идей вроде «мне уже поздно» и прибивать ими каждый порыв хоть что-то поменять.
Можно закрутиться в домашних делах и так и не отправить резюме на интригующую вакансию.
Можно одолжить родственнице деньги, отложенные на косметолога, зная, что долг не вернут.
Можно, в конце концов, жить с мужчиной, который относится к тебе точно так же, как ты сама.
Oxana Fadeeva

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *